«Что написано пером… «, ссм

Автор: ссм
Бета: Aerdin
Гамма: Мерри
Пейринг: ГП/СС, ГП/Колин Криви
Саммари: литературная мистификация
Дисклеймер: Герои – Роулинг. На этот раз абсолютно точно знаю пострадавшего: Г. ДАНИЭЛС „Способ номер три”
Тема на форуме

1
Миллисент Буллстроуд, редактор ежедневника «Дело – дрянь», была сильно удивлена поступившей к ней рукописью.

Ну, во-первых, названием, которое гласило: «Три способа побега из Азкабана. Способ № 1». Во-вторых, удивляло авторство письма: мистер Малфой-младший. Впрочем, обдумав последнее, она поняла, что это как раз нормально. После того как в Азкабан попал Люциус Малфой, Малфой-Менор был опечатан, а все счета – заморожены, на плечи Драко легла ответственность единственного кормильца хоть и небольшой, но семьи. А кроме того, оставшись без адвокатской лицензии из-за министерского указа, лишившего его заодно права колдовать, и не имея привычки к физическому труду… Надо же было как-то парню зарабатывать себе и матери на жизнь?

Пожав плечами, Миллисент взялась читать рассказ. В нем подробно описывалась история о том, как во время очередного посещения заключенного в Азкабане домовой эльф с помощью Оборотного зелья освободил хозяина, поменявшись с ним местами. А после ухода хозяина власти вынуждены были отпустить эльфа в связи с юридической невозможностью его задержания: эльф выполнял приказ. По магическому законодательству за действия эльфа несет ответственность только его хозяин. Причем были особо подробно рассказаны способы доставки капсулы оборотного зелья, рецепт его приготовления, четко описаны некоторые моменты и частности обыска…

Рассказ сопровождался стандартным письмом, которое начиналось с «оплату за публикацию данного рассказа готов взять по Вашим обычным расценкам» и заканчивался сакраментальным «если вы не убеждены в действенности и законности Способа №1, можете проконсультироваться в ближайшем авроратском участке или у своего адвоката». Зная Малфоя, Буллстроуд не была убеждена ни в чем.

Но рукопись ее заинтересовала хотя бы своей необычностью. Кроме того, она искренне сочувствовала Драко, который попал в такую ситуацию. Хотелось помочь, сказывались годы совместной учебы. Ну конечно, если весь Хогвартс против вас – помочь друг другу можете только вы сами.

Естественно, шею в петлю совать она не хотела, но хоть сделать то, что в ее силах… Естественно, за права на публикацию рассказа дают деньги, небольшие, но – кто знает, возможно, для Драко в его ситуации эти сикли важнее, чем горы золота раньше. Впрочем, это все лирика.

Когда дело пахнет сенсацией, надо советоваться с профи – и она отправилась к Колину Криви. В журнале шутили, что Колин родился с фотоаппаратом в руках, но дело свое знал крепко. Если и правда в задумке есть соль – Колин найдет возможность ее выпарить и собрать в солонку. Прочитав рассказ, фотограф пошел пятнами.

– Слу-ушай, – зашипел он, – это же сенсация! Это сразу надо на первую полосу… Фотография Малфоя-младшего в наручниках! Да за такое… Ему же столько лет положено, сколько люди не живут!

– Дятел, – миролюбиво опустила Колина на землю редактор. – Малфой еще ничего не сделал. Он написал рассказ. За это наручники не надевают. Во всяком случае – у нас. Надо найти человека, с которым можно проконсультироваться по поводу всего этого и остаться уверенными, что история не всплывет где-то в другом месте.

– Но это же…

– Пустышка, пока никто ничего не сделал. Слова на бумаге. Не могу поверить, что ты не въехал: если ты откроешь рот, а способ сработает – из Азкабана разбегутся все заключенные. Угадай, кого тогда посадят в Азкабан? Правильно, нас с тобой. У тебя домовые эльфы есть?

– Не-а, – убито проговорил Колин.

– Вот и не вякай, потому что вытаскивать тебя из Азкабана будет некому. Думай лучше, с кем посоветоваться?

– А что тут думать? – голосом умирающего от разочарования лебедя простонал Криви. – У меня брат в Министерстве работает, на Перси Уизли, у него и юридическое образование имеется. К нему обратиться – Деннис и подскажет, как быть дальше. Ты иди, я позвоню, предупрежу.

Проворчав «Ох уж эти магловские штучки», она отправилась к Криви-младшему.

Прочитав рукопись, Деннис удивил ее сильнее, чем его брат. Она и правда еще ни разу в жизни не видела, чтобы человек так быстро прошел через почти весь спектр радуги: от буро-красного возмущения до синюшного страха – почти со всеми остановками. И ужас на его лице был непритворным:

– Я… Я дол… Я должен срочно… связаться с начальством. Мерлин! Ты собираешься это публиковать? – начал он говорить, заикаясь, потом речь его ускорилась, пока не перешла на едва различимый быстрый шепот.

– Ну-у… рассказ сырой, его надо доработать… Но идея хороша, и публикация вполне реальна.

– Вы не можете это публиковать! Не имеете права!

– Деннис, вопросы редакционной политики мы решаем сами. Цензуру у нас еще никто не вводил, – рявкнула бывшая слизеринка.

– Ты хоть понимаешь, что это – бомба замедленного действия? Нет! Бомба – это детский писк на лужайке! Для того чтобы предотвратить массовые побеги из Азкабана, необходимо будет прекратить ВСЕ посещения! Поменять систему личного досмотра навещающих… А они все… Ну, многие из них – члены старинных магических семей… Поднимется такой вой… Хорошо, что Малфой обратился к тебе, а ты пришла ко мне. Надо немедленно известить Министерство Магии… Сию секунду! Стоп! Этот гад пишет, что, если ты не напечатаешь его рассказ, он будет вынужден обратиться в другое издательство… Другое издательство…

Кажется, Криви заклинило. И когда Миллисент решила, что он достиг высшей точки ужаса, «чиновник с юридическим образованием» опять ее удивил:

– Три способа, – пробормотал он. – Три. Способ ПЕРВЫЙ. Всего их ТРИ.

Редактор по-быстрому наколдовала стакан воды и плеснула в лицо грозившему рухнуть без памяти страдальцу.

– Ты понимаешь, что это значит? Значит, существуют ЕЩЕ ВОЗМОЖНОСТИ сбежать из Азкабана. ЕЩЕ ДВЕ ВОЗМОЖНОСТИ!!! Если они такие же действенные, как эта… Через неделю в Азкабане останутся только охранники!

2

На следующий день в камине появился незнакомый чиновник из Министерства.

– С вами говорит Персиваль Уизли, советник по вопросам безопасности Министерства Магии.

«Ух ты! Круто!» – восхитилась про себя Миллисент.

– Мы проконсультировались с охраной в Азкабане. Боюсь, что данный способ побега из Азкабана будет более чем действенным. А для того чтобы предотвратить его внедрение, потребуется ратифицировать большой пакет законов, которые вызовут волну недовольства… Последствия могут быть самыми плачевными. Арестовать же мистера Малфоя нет оснований – он не совершил ничего противозаконного. Более того, его причастность к УСам не была доказана, иначе он бы уже прочно обжил соседнюю камеру рядом с Малфоем-старшим. Скажите, если вы купите этот рассказ, это гарантирует, что автор не сможет отправить его в какую-нибудь другую редакцию?

– Этот рассказ – да. Но это не помешает мистеру Малфою написать другой рассказ, используя основную идею, но сменив сюжет.

– Мы провели ряд консультаций, Министерство согласно выкупить у автора этот рассказ. Вышлите ему чек на сумму, равную вашему обычному гонорару для начинающего. Министерство гарантирует вам возмещение всех расходов, которые у редакции возникнут в связи с этой сделкой. Завтра вам пришлют документы на передачу всех прав на публикацию этого… – Уизли замялся, – произведения. Деньги, переданные мистеру Малфою, будут незамедлительно возмещены редакции. И напишите ему, что вы крайне заинтересованы в продолжении.

3

Через неделю пришел новый рассказ. Автор приводил вариант запуска в канализационную сеть Азкабана змей с магически модифицированным секретом ядовитого зуба, подробный рецепт модификации был приведен тут же. Этот секрет предоставлял укушенному на четыре-шесть часов возможность превращаться в туман – как легендарным вампирам…

Правда, способ имел один недостаток: на серпентарго мог говорить из ныне живущих только Гарри Поттер, а значит, точность попадания укуса какому-либо конкретному заключенному оставляла желать лучшего. Но если запустить в Азкабан достаточно большое количество сильно разозленных змей… В туман превратятся и заключенные, и охрана… А смогут ли туманоподобные охранники задержать столь же туманоподобных заключенных, – это еще большой вопрос. Тут же в рассказе приводилась подробная выкладка, исходя из которой, достаточно обработать подобным образом 60-70 змей – и на следующий день Азкабан будет пуст.

А запереть пожизненно Героя и Спасителя магического мира в Азкабан только для того, чтобы он уговаривал змей никого не кусать, невозможно. Как говорится, рискните причёской и здоровьем. Кроме того, даже Гарри Поттеру невозможно контролировать все воздушные, водные и сточные коммуникации Азкабана одновременно. Буллстроуд тем временем предвкушала ещё одно, ну, может, не наслаждение, но всё-таки… Женщина не сомневалась, что этой самой «солью» Колин попытается накормить Поттера, за которым таскался хвостом еще со своего первого курса. Тем более что способ №2 касался несносного (но обаятельного, уговорили) брюнета напрямую. Чтобы её фотограф упустил такой шанс узреть свою звезду? Она только посмеялась про себя, когда Колин вернулся откуда-то (ха-ха три раза) взъерошенный и без привычной жизнерадостности в глазах. Миллисент почти видела эту сценку, даже без самого большого шара Трелони, а поскольку Криви ещё нарвался на их бывшего декана…

…Один раз узнав нечто важное, к тому же могущее изменить его личную жизнь в положительную сторону, Колин цеплялся за это самое не хуже клеща – поди отцепи. Не найдя повода в первом рассказе Малфоя повидаться с кумиром своих детских и отроческих лет, Колин стойко надеялся на второй рассказ. Разумеется, его надежды не замедлили оправдаться. Перехватив сову со вторым опусом, Колин бесцеремонно вскрыл конверт, предназначенный Миллисент. И чаяния его были вознаграждены. Еще с первых строк Криви понял, что это – его золотой, возможно, единственный шанс как-то приблизиться к ГАРРИ. Наскоро сделав копию и бросив распечатанный конверт на стол начальницы, Колин отправился в погоню за счастьем.

Счастье его открыло дверь, протирая откровенно заспанные глаза. И одето оно было только в пижамные штаны… Млея от этой картины, Колин боялся пошевелиться…

Естественно, тут же картина перестала быть такой радужной. Гарри умостил на носу очки, сфокусировал взгляд на фигуре Колина и, пробормотав: «Кошмар! Приснится же такое!», попытался захлопнуть дверь у Криви перед носом. Только годами уже отработанный до автоматизма журналистский навык дал Колину шанс продлить прекрасное видение: он вставил ботинок в запирающуюся дверь. Однако и Гарри не шутил: дверь хряпнула по лодыжке так, что Криви заорал. Правда, больше с перепугу, чем от боли. Но Поттера он разбудил окончательно.

– Чего тебе здесь надо? Отцепишься ты от меня когда-нибудь?

– Я по делу, Гарри! – простонал Колин. – По очень важному и очень серьезному делу!

– Что опять случилось? Если, как в прошлый раз, ты приволок мне приглашение участвовать в гонке на мантикрабах – я тебя покусаю.

Колин чуть не застонал от эротичности видения, навеянного этими словами.

– Говори или выметайся! Достал ты меня – сил нет!

– Держи, – Колин протянул рассказ Гарри. – Драко опять вышел на тропу войны. И только ты можешь опять спасти мир от угрозы…

– Спасти мир от угрозы?? – послышался крайне недовольный голос Снейпа откуда-то из коридора. К этой встрече Колин готов не был. – Поттер, только не говори, что это недоразумение опять сюда пришло.

Северус появился, завязывая спальный халат на ходу. Вид у него был менее сонный, чем у Гарри, но гораздо более недовольный.

– Мистер Криви, скажите, вы сюда пришли за большими неприятностями или за крупными проблемами?

– Я… Малфой… Азкабан… побег… – блеял Криви. В присутствии профессора у него всегда заедало речевой аппарат.

– Вы готовите побег Люциуса Малфоя из Азкабана? Похвально. Но это, знаете ли, несколько противозаконно.

– Нет… Драко… Азкабан… – пытался обьяснить Колин.

– Вы собираетесь посадить Драко в Азкабан? – догадался Снейп. – Ну, это и вовсе не сюда. Драко – мой крестник.

– Прочти, – весело сверкая зеленью глаз, Поттер протянул копию рукописи Снейпу. – Твой крестник рвется в литераторы.

Тот бегло просмотрел текст, пожал плечами и сказал:

– Таким стилем беллетристику писать не рекомендовал бы. Раскупать не будут.

Наконец, Колина прорвало:

– Малфой хочет устроить массовый побег из Азкабана, распространив в прессе идею относительно этих змей! И только Гарри может его остановить. Собирайся быстрее, Гарри, может быть, уже сейчас в канализацию Азкабана загружается первая партия змей! Их надо срочно остановить!

Колин не понимал: такой шанс спасти мир выпадает раз в жизни! Ну, в случае Гарри – два. Но вместо того чтоб загореться идеей и бежать останавливать преступление, Поттер смотрит на него с участливой жалостью. В то время как глаза Снейпа недобро прищурены, и, кажется, из ноздрей вот-вот дым пойдет.

– Можно уточнить, как вы себе это представляете, мистер Криви? Поставите Поттера обходить круглосуточным дозором Азкабан? Вместе с дементорами? Или выставите бессменным часовым, чтоб стоял и каждые две минуты произносил на серпентарго «Цыпа-цыпа»? (Приблизительно к этому моменту, по расчётам Миллисент, Снейп должен был перейти на шипение. В точку.) Или посадите его в камеру пожизненно, чтоб он там охранял заключенных от змей?

– Иди домой, Колин, – Гарри схватил Криви за плечо и стал настойчиво подталкивать к выходу. – Быстро. Если сейчас Сев сорвется – я его не удержу. Будешь, как в прошлый раз, ступеньки считать. До свиданья, – и, вытолкнув за порог, захлопнул за фотографом дверь.

– До свидания? – прошипел взбешенный Снейп. – Ты прощаешься с ним до СВИДАНИЯ??? Смотри, Поттер, упаси Мерлин, я услышу еще раз, что у вас с ним свидание… – Северус не мог дольше продолжать – гриффиндорец запечатал ему рот поцелуем, одновременно подталкивая в сторону дивана. Только периодически отрываясь на вдох-выдох, зельевар все тише рычал: – Свидание… видел я, как он на тебя смотрит… на тапочки порежу… соплохвосту скормлю…

Дальнейшее – неразборчиво…

(На этом месте Миллисент с некоторым унынием констатировала, что даже творческий гений Уизли&Уизли, воплощённый в булавке для галстука, подаренной ею фотографу, не способен пронизать стены. Нет в мире совершенства. Впрочем, подчёркнуто спокойная реакция Снейпа позволяла предположить, что о сем шедевре, да и всём плане вообще тот знал как минимум из первых рук. А то и сам приложил руку. Не исключено даже, что Драко озаботился поддержкой крёстного – так, на всякий случай – Поттер всё ещё оставался самым непредсказуемым из гриффиндорцев и на такой вот фортель мог пожать плечами (что, собственно, и сделал), а мог… Дойдя до этого пункта в своих умозаключениях и небрежно гася маленькое зеркальце, Буллстроуд вздрогнула и тихо порадовалась, что это не её головная боль.)

4

Советник по вопросам безопасности Министерства Магии мистер Персиваль Уизли вызвал к себе Миллисент в Министерство и потребовал, чтобы она написала Драко Малфою письмо, в котором предоставила чек на предыдущую стандартную сумму редакции за рассказ и пригласила начинающего беллетриста для разбора второго «шедевра логики, магии и техники».

Миллисент давно не виделась с Драко – с самого окончания Хогвартса, но написала ему то, что было велено. Перед этим попросив уведомить о моменте его прибытия, дабы обсудить детали в неформальной обстановке. Ответ последовал незамедлительно. Драко передал совой, что будет через день, и сообщил номер вагона, в котором прибывает. Редактор встречала его на вокзале. Увидев еще издалека, она заметила, насколько тот изменился. Он стал поджарым, лицо было слегка уставшим, но взгляд не внушал жалости – что угодно, только не жалость. Непроизвольно подумалось: «Вот человек, которого я никому бы не пожелала во враги».

– Драко, привет.

– Привет, Миллисент. Пойдем в какое-нибудь кафе, посидим, поговорим, – он улыбнулся одними губами. Буллстроуд не возражала.

– Драко, я хотела сказать… В общем… Твои рассказы никто не собирается публиковать. Министерство заставило редакцию купить эти рассказы…

– С тобой говорил Перси Уизли? – вот теперь у Драко улыбка из официальной стала лукавой.

– Чертушка, а ты откуда знаешь?

– Да именно на такой эффект я и рассчитывал.

– Слушай, как бывшая однокурсница прошу: выдави из этих жлобов все, что сможешь. Представляешь, они пожадничали дать тебе надбавку за второй рассказ, сказали, что в связи с тем, что ты не публиковался, ты все еще новичок. Кошмар.

– Да я, собственно, и собирался просить о большем, – в глазах Драко плясали чертики.

– Ты. Меня. Использовал! – раздельно, с напором произнесла она.

– Но ты же слизеринка. Кто, как не ты, меня поймешь, – улыбнулся Драко.

– Слушай, разорви их, как злая мартышка газету! И знаешь – я хочу при этом присутствовать, – рассмеялась Миллисент.

– Уговорила, – подмигнул Драко.

5

Если она думала, что им предстоит общаться с каким-нибудь мелким начальником из отдела охраны или из аврората, то сильно ошибалась. К ее удивлению, они попали на совещание всех крупных шишек Министерства во главе с Фаджем.

– Послушай, Малфой, – начал Уизли.
– Мистер Малфой, пожалуйста. Или доктор юридических наук Малфой, если вам так удобнее, – вежливо, но с обычной издевкой в голосе протянул Драко.
– Вы понимаете, МИСТЕР Малфой, что ваши „способы” незаконны?
– МИСТЕР Уизли, – передразнил его Драко, – до того, как Министерство запретило мне вести юридические дела, у меня была довольно обширная практика. Хотите, давайте поговорим о законности. Что-что, а законы магического мира я знаю.
– Мистер Малфой, – сказала Долорес Амбридж, – вы понимаете, хотя ваши способы нельзя признать абсолютно незаконными, но если вы предадите их огласке – последствия могут быть абсолютно непредсказуемыми…
– Почему „непредсказуемыми”? Можете даже к Трелони не обращаться – за неделю Азкабан будет пуст.
– Мы хотели бы заверений, что подобное не произойдет.
– Хорошо. Методами, за которые вы мне заплатили, я ни в литературной деятельности, ни на практике пользоваться не буду.
– Все это хорошо. Но важнее всего третий способ.
– Ну, пусть первые два способа можно назвать если не незаконными, то, возможно, неэтичными, третий же абсолютно легален.
– И он тоже будет работать?
– Я в этом абсолютно убежден.
В зале заговорили все одновременно. Потом поднялся Министр и поднял руку, прекращая галдеж:
– Хорошо. Мы платим вам ту же сумму, вам даже не нужно писать. Вы просто рассказываете нам о третьем методе – и мы расходимся, довольные друг другом.
Редактор зажмурилась. Если Драко согласится… упустить такой момент…
– Собственно, у меня при себе договор между мной и Министерством. Он составлен мною при помощи еще одного нашего юриста, также лишенного вами лицензии и права колдовать. В документе указано, что мне и второму составителю этого договора восстанавливают лицензию на ведение адвокатской практики. Кроме того, мне возвращают Малфой-мэнор, выпускают и реабилитируют моего отца, разумеется, с гарантией полной неприкосновенности за прошлые деяния. Работа же по основной юридической специальности не даст мне возможности заниматься в дальнейшем литературой.

– А третий способ… – начал министр.
– Я расскажу вам о нем, как только контракт будет подписан.
Министр поднялся.
– Я вынужден попросить вас оставить нам бумаги и подождать, пока будет приниматься решение.
Миллисент и Малфой вышли.
– Подпишут? – почему-то шепотом спросила редактор.
– А куда им деваться? Подпишут, – уверенно сказал Драко.– Могут покочевряжиться из-за восстановления права колдовать, но они так запуганы способом номер три… Подпишут.
Через десять минут их позвали в зал заседаний.
– Мистер Малфой, Министерство согласно заключить с вами контракт на указанных условиях. Все подписи под контрактом стоят. Остается только подписать вам.
Драко взял бумаги, спокойно и обстоятельно их просмотрел насчет подписей. Вынул перо, проверил кончик. Подписал…
– Да, а способ номер три?! – взвизгнул Перси.
– Способ номер три… – задумчиво протянул Драко, подписывая последний экземпляр. Бумага засветилась, подтверждая вступление контракта в силу. – А вот это и есть способ сбежать из Азкабана номер три.

Конец.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *