«Изюминка для Тёмного Лорда», ССМ

Автор: ССМ
Бета: Aerdin
Подарок на день рождения Serpensortia.
Саммари: Про зелен виноград знают все. А какой он ещё бывает?
Тема на форуме

Ничто не предвещало беды. Была пятница, тринадцатое.
И вот, в этот чудный день Волдеморт сел и сильно задумался: кажется, все у него есть. Он теперь обрел тело. С каждым днем разрастается армия УСов, да и проблем никаких вроде нету: знай, сиди, составляй коварные планы, как бы Поттеру напакостить. Ну, или магглов поубивать-помучить. Все, ну буквально все, о чем мечтал у него есть.

Вот только изюминки в его армии не хватает. Долго, очень, очень долго думал Волдеморт, какая же должна быть у его армии изюминка. Потом понял: большая. Точнее – ОГРОМНАЯ. И понял, кто будет этой изюминкой. И позвал он самых верных своих УСов, и сказал им такие слова:

— Слуги мои верные, слуги мои бесчестные, хорошо ли вам у меня служится?
Сказал, а сам так ласково смотрит, и волшебной палочкой поигрывает. Покосились на его поигрывания волшебной палочкой Упиванцы и отвечают ему хором:
— Хорошо нам у тебя служится, повелитель.

— Я ли о вас не забочусь, слуги мои верные, я ли не даю вам задания, я ли вас не круцирую каждую неделю, а особо одаренных – и дважды в неделю, после бани?

— Все так, как говоришь, о повелитель наш, — сказали ему слуги его.

— А не обижаю ли я вас чем? – вопросил снова их повелитель. – Может, кто остался недоволен, кому Авады не досталось?

— Что вы, повелитель, все у нас прекрасно и всем мы довольны, — поведали ему слуги его, потирая кто культяпки, кто шрамы, кто шишки на темечке.

— А раз всем вы довольны – слушайте мой сказ. Все у нас хорошо и всем я доволен. И магов, и магглов мы истребляем без счету, и дом для совещаний неплохой отстроили, после того, как Риддл-Хаус рухнул, и ряды ваши растут и ширятся, к превеликой радости моей. И обратили вы меня обратно в Темного Лорда из Василиска Неядозубого Красноглазого. Казалось бы, все у нас прекрасно, все есть. Но неспокойно мне, други мои, неуютно душе моей злодейской. Не хватает нашей армии одной малой малости – изюминки. А точнее – огромной изюминки. И решил я приказать вам, слуги мои, эту изюминку сыскать да в Упивающиеся записать.

— Мы бы и рады выполнить приказ ваш, Повелитель, — ответили упиванцы, — да только не знаем, кого или что вы решили пригласить в наши ряды. Кого или что вы решили так осчастливить?

И ответил им тогда Темный Лорд:
— Живет-поживает на белом на свете статный добрый молодец. Телом зело могуч, власами богат, ростом высок, ликом пригож. И истинно говорю вам: богатырь он. В старину сказывают, в дальних русских землях жил да был герой земли той, Илейкой звали, из города Мурома. Думаю, тот, чья судьба быть изюминкой нашей армии непобедимой Упивающейся — то дух древнего Илейки в новой плоти возродился. Поелику как иначе можно объяснить их сходство: Илейка сидел на печи тридцать лет и три годика, а потом вскочил с печи да пошел в велик мир геройствовать. Наш герой, мнится мне, тоже на печи сиживал, только когда с печи вскакивал — головой ушибся зело, по всему видать. Чуден он и деяния его непонятны. Живет он в ветхой каменной избушке близ замка-Хогвартса, разводит мантикрабов, попрыгучих пиявок, флабби-червей да флабби-бубей.
И кличется в народе нашем Хагридом. Повелеваю молодца сего, на главу скорбного, лестью ли, угрозами ли, просьбами али силою — на нашу сторону перетянуть. И будет у нас изюмина огромная в армии нашей великой, и не будет страху и поражения нам во веки вечные.

Призадумались злые молодцы-Упиванцы, да делать нечего: Авада не насморк, самогоном не лечится. Ну, и отправились в путь-дороженьку. Аппарировали они, значит, на самой границе Запретного леса. Идут к избушке, глядь — а навстречу им старец седобородый. И говорит им старец человеческим голосом:

— Негоже вам, злые молодцы, по лесу сему ходить, зверей пугать. У кентавров как раз гон начался. А хотите, я вам добрый совет дам?

— Ступай себе, калика перехожий, не до тебя нам.

Обиделся Дамблдор и не стал им совет давать, развернулся и сгинул с глаз их злодейских.

Ждет-пождет Волдеморт своих Упиванцев непутевых — а их все нету. Решил тогда Темный Лорд послать еще слуг своих, дабы посмотрели, а чегой-то нейдет к нему добрый молодец Хагрид, не торопится к нему присоединяться? И засомневался. Думает: «А может, я ему ликом не покажусь?» Крикнул он тогда зычным голосом:

— Ассио волшебное зеркало.

Прилетело к нему зеркало, да и спросило:

— Ох, ты, гой-еси Вольдеморт свет Риддлович! Чего звать изволил, может, приключилось чего?

— Свет мой зеркальце, скажи, да всю правду доложи: я ль на свете всех милее?.. — начал Темный Лорд.

— Знаем, Пушкина читали. Тебе как, правду сказать? Или не обидеть? — рекло ему зеркало волшебное.

— А Редукто не хочешь? — взыграло ретивОе у Волдеморта.

— Понятно, тогда я скажу тебе:
Ты прекрасен, спору нет, ты на свете всех милее, а таких шикарных чешуек, как у тебя я вообще ни у кого на лице не видело. И никогда не увижу, о прекраснейший! По крайней мере, я сильно на это надеюсь.

Обиделся Прекраснейший на такие речи хулительные, бросил он в зеркало Аваду, оно и померкло. Ну да ничего, оклемается. Оно ж не живое, только в обмороке поваляется недельку. Зато почтительнее будет. Одна беда: увидеть в нем злых молодцев-Упиванцев и добра молодца Хагрида будет теперь затруднительно. Закручинился тогда Вольдеморт свет Ридлович, запечалился. Ну да ладно, сделанного не воротишь. Худо только одно: когда последний раз он в зеркало Аваду бросал, оно ему потом еще больше месяца рекло про какие-то тампоны, с которыми можно и плавать, и загорать, и танцевать, и летать. Темный Лорд потом очень долго не мог забыть о подобном чуде, ему потом даже долго снилось, что он летает. «Вот закончу с добрым молодцем Хагридом — пошлю своих слуг добыть эту вещь чудесную», — решил лорд. Задумал тогда Темный Лорд послать новых Упиванцев выяснить судьбу Хагрида. И тех, что за ним сначала ушли, тоже, а как же без этого? И отправил он на подмогу упиванцам дюжину дементоров для порядку. А вдруг чего не так?

И отправились Упиванцы с дементорами за добрым молодцем Хагридом. И аппарировали они у самой опушки Запретного леса. Видят — старец седобородый лежит на опушке, одежду снял, солнечные ванны, значит, принимает. И говорит им старец человеческим голосом:

— Негоже вам, злые молодцы, по Запретному лесу ходить, зверей пугать. А хотите я вам добрый совет дам?

— Ой ты, калика перехожий, нам лучше ответ дай: а чего ты с себя все поснимал, да голый при дороге разлегся?

— Ничего вы не понимаете, неумные невежи, — отвечает им старец, — я в эротическом костюме солнечные ванны принимаю.

— Ты бы его погладил для начала, что ли, — рекли ему Упивающиеся. Услышав такую обиду, Дамблдор аппарировал, даже позабыв одежду на опушке леса. И совета им не дал.

И опять ушли-пропали злые молодцы, даже дементоров с собой прихватили. Закручинился Темный лорд пуще прежнего. И такая его тоска взяла — хоть в петлю. И тогда решил Волдеморт: будь что будет, пойду-ка я на этот раз сам вместе с дементорами и Упиванцами. Если они добра молодца Хагрида не смогли одолеть — так тому и быть: сам пойду уламывать — и уломаю, иначе зовут меня не Волдеморт!

Пошел в палаты белокаменные, одежду себе выбрать, чтоб покрасивше выглядеть. Долго искал-придирался, но все-таки выбрал одежу кожи змеиной, чтоб выгодно оттеняла чешуйки на лице. Кликнул дементоров и Упиванцев и отправился в путь далекий к лесу Запретному.

И опять на опушке встречается им старец седобородый, и спрашивает он у путников:

— А не дать ли вам, злобны молодцы, один совет?

— Коли твоя такая ласка, сделай милость, дай нам свой совет, старче, — речет ему Темный Лорд.

— Первый раз за такое долгое время услышал вежливого человека — только вот человек этот весь в чешуе. За это я вам дам еще один совет, и платы за них не попрошу никакой. Первый мой совет таков: не ходите к Хагриду, а если не можете не идти — не садитесь с ним чай пить. А второй мой совет будет тебе, вежливый прохожий. Говорят, сейчас лишай лечится успешно. Обратись-ка ты в больницу св.Мунго, за пару дней на человека станешь похож.

Обиделся Темный Лорд за такое к себе обращение и заавадил старца, чтоб знал, как советы давать в следующий раз.

Пришел Темный Лорд со товарищи к избушке лесника, глядят — избушка вся словно дрожит, хоть и каменная. Доносятся из нее песни народные в таком хоровом исполнении, что Лорд заслушался. Подумал-подумал и решил сам идти в сторожку. Заходит, глядь: в тесную комнатку набилась куча народу — все пропавшие УСы с дементорами, все — страшно пьяные и довольные. Те, кто еще жив. А возглавляет это безобразие добрый молодец Хагрид. И говорит тогда Хагрид темному лорду:

— Штрафную опоздавшему, — и протягивает ему чашку семиведерную, — на-кось, пригуби чаю, не боись. Прости, у меня в доме мелкой посуды нет.

Видит Лорд, что из таких чаш не пьют, в чашах таких купаться можно. Но пригубил Волдеморт из чаши. И почувствовал он, что, начав пить, остановиться не может. Так и страдал, пока до донышка не осилил. А допив и отдышавшись, где-то так через час, спросил он хозяина дома, чувствуя, как его раздвоеный заплетык языкается:

— А чего это так много мертвых УСов тут лежит?

— Да, прав ты, надо бы повыносить, места в избушке больше станет, и твои спутники тоже поместятся.

— Нет, я о том, то есть я сказал… Короче, чего они померли? — вопрошал Темный Лорд.

— Дык, это… — начал было Хагрид, но был нагло прерван поднявшимся УСом:
— Выпьем на брудершафт, а то все не как у людей, столько вместе — и все на «вы» общаемся, — обратился он к сидящему рядом дементору. Выпили через руку друг у друга. Поцеловались. Десятка секунд не прошло, как домик Хагрида украшал еще один труп. И тогда понял Лорд причину смерти своих подданных. Но дружелюбие и настойка Хагрида, которую тот называл чаем, оказались настолько заразными, что из живых за столом сидело уже только УСов пять. И воспользовался Лорд своей властью, и приказал он всем живым УСам выйти и построиться перех хижиной. И вышел к ним сам на очень нетрезвых ногах. И сказал он им:

— Слуги мои, теперь я понял главное. Все у нас хорошо и всем я доволен. И магов, и магглов мы истребляем без счету, и дом для совещаний неплохой отстроили, после того, как Риддл-Хаус рухнул, и ряды ваши растут и ширятся, к превеликой радости моей. И обратили вы меня обратно в Темного Лорда из Василиска Неядозубого Красноглазого. А самое главное, изюминка нашей непобедимой армии в том, что Хагрида в ней нет и не будет.

И не стерпели УСы такого издевательства. И все, кто еще мог держать в руках палочки, рявкнули в сторону лорда дружным рявом:

— Авада Кедавра!

Но забыли УСы, что Поттеровская кровь на Аваду чихать хотела. И живой и здоровый, но очень обиженный темный Лорд отбыл в башню Гриффиндорскую жаловаться к Поттеру на то, что его УСы хотели нарушить пророчество… Но это уже совсем другая история.

ЗЫ. Вот именно с тех самых пор никто не называл Темного Лорда «Волдеморт».

Конец

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *