Подарок на день рождения, Северус_Снегг

Автор: Северус Снегг.
Жанр: Романтика и немного юмора.
Рейтинг: G.
Дисклаймер: все права принадлежат Ролинг, конечно.
Саммари: Прошло 3 года после победы над Волан-де-Мортом. Жизнь помаленьку возвращается в обычное русло. И отношения между людьми становятся такими, какими они должны быть. А любовь снова воцаряется в мире.
Тема на форуме.

Он стоял в своей комнате у окна, сложив руки на груди. Он смотрел на родные места, на которые уже ложилась ночная темнота. Но спать ему не хотелось. У него осталось 2 дня до события, которое, может быть, перевернёт всю его жизнь. Ему давно нужно было признаться, в первую очередь, самому себе. Конечно, если бы он был порешительней, то давно бы исполнил задуманное. Но нет… Однако теперь тянуть с этим больше нельзя. И случай подходящий представился. Да, он сделает это. Он должен сделать. И тут, как всегда неожиданно, его голова наполнилась мыслями о той единственной, которой принадлежало его сердце. И медленно на его лице появилась улыбка, которая всегда появлялась, когда он смотрел на свою будущую супругу. Теперь он знал это точно. Однако время было позднее, а завтра ему предстояло выполнить много дел, и он всё-таки решил лечь в постель.
А далеко-далеко отсюда его близкий друг был поглощен размышлениями о сегодняшнем разговоре. «Она сказала, что хочет отпраздновать свой день рождения у него дома, прекрасно понимая, что его дом не уместит такого количества людей, — думал Гарри Поттер, сидя за столом на кухне. – Хотя может она и права: проще сюда доставить её родителей, чем нам всем трансгрессировать к ней». Гарри взял в руки список приглашенных, который они с Гермионой сегодня составили: в нем было тридцать пять имен (правда, с «магловской» стороны было только два человека).
— Но почему так много? – он задал этот вопрос только сейчас, когда изменить что-либо было уже невозможно. – Я спокойно обхожусь десятью самыми близкими людьми.
Тут он услышал шаги, которые приближались к кухне.
— Иду, иду, — сказал он, потому что знал, кому принадлежат эти шаги.
Он положил список обратно на стол и вышел из кухни. Завтра у него тоже было много дел, правда, не таких важных, как у Рона: ему все лишь предстояло поговорить с министром магии.
А что сейчас делает та, о которой только что вспоминали два близких друга? Закончив все сегодняшние дела и составив список на завтра, первым пунктом которого было задание для сотрудника отдела, Гермиона Грейнджер сидела на кровати в своей комнате и думала об организации предстоящего праздника. Впервые она будет его устраивать в «Норе» (или, как выразился её отец, «на магической территории»). Гермиона перебирала в голове список гостей, который остался у Гарри дома, вспоминала, кому уже отправлены приглашения, и кто уже прислал ответ. «Завтра или послезавтра за моими родителями прибудет Гарри, чтобы перевезти их в «Нору», — думала Гермиона. – Кингсли обещал проинформировать его. Гарри справится, ведь не зря же ему уже прочат место Главы Управления Мракоборцев». И тут внезапно появилось чувство страха, что что-то может пойти не так. Нет, всё продумано. Опасность уже не угрожает: Волан-де-Морт лежит в земле сырой уже три года, все Пожиратели смерти либо разделили его судьбу, либо пойманы и сидят сейчас в Азкабане. Все организационные вопросы она взяла под свой контроль, оформлением праздничного стола занималась миссис Уизли, так что тут тоже проблем не может возникнуть. Так что завтра можно целиком и полностью погрузиться в свою работу в Министерстве. «Да, так я и поступлю», — подумала Гермиона и тоже легла спать.
Утро следующего дня было необычайно теплым. Солнце, выглянув из-за горизонта, тут же начало весело играть своими лучами, приглашая всех людей присоединиться к этой игре. Однако у людей был обычный рабочий день, и никто не помышлял о том, чтобы просто прогуляться по улице без всякой цели. Гарри, чтобы не травить себе душу, решил воспользоваться сетью летучего пороха. Оказавшись в атриуме Министерства, он заметил, что его ждет около лифтов министр магии.
— Поттер, я хочу с вами поговорить. Пройдемте в мой кабинет.
— Да, господин министр, — сказал Гарри и зашел в пустую кабинку лифта. Кингсли зашёл следом. – Давно ждёте?
— Нет. Я ехал из Отдела Тайн и решил выйти в атриуме. Вы как всегда пунктуальны.
— Благодарю, господин министр.
Дверь уже начала закрываться, как в лифт зашли ещё два человека. Среди них был Корнелиус Фадж.
— Доброе утро, — поздоровался Фадж.
— Доброе, — поприветствовали его Кингсли и Гарри.
Второй человек сохранял молчание.
— Это кто такой? – спросил министр.
— Это мой коллега. Он временно потерял голос, но на работу всё равно решил придти.
— Похвально. Хотя вряд ли пригодится в таком состоянии, — сказал Гарри. – Как вы считаете, министр?
— Это не нам решать, Поттер. У него есть начальница, она и решит вопрос о его необходимости на работе. Верно, Фадж? Кстати, насколько я понимаю, вас сегодня в Министерстве не будет?
— Да, господин министр. Я сегодня снова на выезде, только не знаю куда. Надеюсь, не очень далеко.
— Не знаю, — сказал министр.
Тут прозвучал громкий голос волшебницы, объявляющей уровни Министерства:
— Уровень четвертый. Отдел регулирования магических популяций и контроля над ними.
— Фадж, ваш этаж, — сказал Кингсли и отступил в сторону, пропуская Фаджа и его молчаливого коллегу.
Корнелиус и его коллега вышли из лифта. Бывший министр обернулся и посмотрел на лифт как всегда с тоской о былых временах. Его спустили на 3 уровня ниже, но он был благодарен за то, что его оставили в Министерстве. После Победы в Министерстве появилось несколько новых отделов, а некоторые старые были распущены. Фаджу повезло попасть в один из новых отделов: Подразделение домовых эльфов. Там он получил должность Первого Консультанта по правам эльфов. Его основной задачей была проверка мест работы домовых эльфов. И вот сегодня ему предстояло снова отправиться на «объект».
Дойдя до нужной двери, на которой висела табличка: «Гермиона Джин Грейнджер. Глава Подразделения домовых эльфов», он постучался, получил разрешение войти и толкнул дверь. Это был очень уютный и красиво обставленный кабинет. Справа от входа стоял огромный камин, который украшала гравировка, сделанная по специальному заказу Полумной Лавгуд. На стене напротив окна висело четыре портрета: два из них были пусты, один изображал рыжеволосого молодого человека, а еще один – родителей мисс Грейнджер, как вскоре узнал Фадж. В дальнем углу находился книжный шкаф, на полках которого стояли книги, посвященные самым разным областям магии. Рядом с ним находились диван, кресло и журнальный столик. На потолке висела люстра с подвесками. На полу лежал красивый темно-красный ковер. Большой стол с резными ножками стоял около окна боком так, чтобы тот, кто за ним сидит, мог видеть, что происходит снаружи. Начальница Фаджа сейчас как раз сидела за этим столом и читала какое-то письмо.
— Доброе утро, мисс Грейнджер, — поздоровался Фадж.
— Доброе утро. Сегодня вы должны будете направиться в Годрикову Впадину, дом №15. И поторопитесь, доклад нужно сдать мне сегодня же. Приступайте.
— Хорошо, — сказал Фадж и вышел из кабинета.
А в это время Гарри с министром добрались до кабинета Кингсли. Бруствер открыл дверь и пригласил Гарри войти.
— Гарри, — произнес Кингсли и остановился около своего стола, — тебе выпала почетная миссия привезти в «Нору» родителей мисс Грейнджер. Ты прославленный мракоборец и сможешь в случае чего защитить их. Когда у тебя немного дел: сегодня или завтра?
Эта новость была совершенно неожиданной. Но Гарри быстро взял себя в руки.
— Да в принципе я свободен оба эти дня, всё зависит от родителей Гермионы. Я не знаю, когда им будет удобно.
— Сейчас спросим, — сказал Кингсли, подошел к камину и бросил туда щепотку летучего пороха. – Мисс Грейнджер, зайдите ко мне.
И через секунду в камине появилась Гермиона.
— Доброе утро, Кингсли. Привет, Гарри.
— Привет. Ну что твои родители готовы к переезду? Когда я могу за ними приехать?
— Да, я их предупредила – они будут ждать тебя. А отправиться можешь в любой удобный для тебя день. Но лучше сегодня. Я сама собираюсь прожить эти дни в «Норе».
— Хорошо. Ну, вопрос решён.
— Тогда мы пошли, — сказал Гарри и вышел из кабинета.
Гермиона вышла следом.
— А где Рон? – спросила она уже у самых лифтов.
— Не знаю. Сегодня я его ещё не видел.
— Хорошо. Надеюсь, я тебе не доставила слишком много хлопот, попросив тебя перевезти моих родителей к Рону.
— Ничего страшного, — сказал Гарри очень тихим голосом, который не понравился Гермионе. – Не волнуйся, с твоими родителями ничего не случится.
— Уровень второй. Отдел обеспечения магического правопорядка, — объявила волшебница.
— Мой этаж. До встречи, — произнес Гарри и вышел из лифта.
Дальше предстояло идти по длинному коридору, почти в конце которого на одной из дверей была надпись: «Мракоборческий Центр». Открыв дверь, Гарри увидел, что за его рабочим столом сидит Рон. Добравшись до стола, прославленный мракоборец сказал:
— Привет, Рон, — и протянул руку. Рон пожал её.
— Что случилось? – спросил Гарри.
— Да ничего. Я пришёл на работу… и хочу поговорить с тобой.
— Давай не сейчас. Я отправляюсь за родителями Гермионы, чтобы привезти их в «Нору».
Рон чуть не упал со стула.
— Сегодня?
— Да. Завтра будет некогда. Она, кстати, тоже собирается эти дни провести у тебя дома.
— Ура! Ты не представляешь, как я рад этому. Гарри, ты должен мне помочь. Я не знаю, что подарить Гермионе на день рождения. Подскажи.
— Вот так номер! – удивился Гарри. – Ты не знаешь, а я тем более.
— Нет, ты меня не понял. Я хочу сделать ей предложение, но какое мне купить кольцо?
На лице у Гарри появилось сильное удивление. Какое-то время он смотрел на друга, а потом сказал первое, что пришло в голову:
— Отлично, а она знает о твоем решении?
— Нет, конечно. Очень удачно, что она решила провести свой день рождения у меня дома.
— Но твой дом не уместит такого количества гостей…
— Уместит. Перси увеличит его тем же заклинанием, которым была увеличена палатка Перкинса…
— И кабинет Слизнорта во время его вечеринок, — вспомнил Гарри.
— Наверное, — ничего другого Рон сказать не мог: он не ходил на вечеринки. – Ты не сбивай. Помоги мне выбрать.
— А ты уже присматривался?
— Да. Я остановился на трёх магловских и одном из Косого переулка.
— Уже что-то. Ладно, я тебе помогу. Сам не так давно был в такой же ситуации. Давай поступим так. Сначала мы покупаем кольцо, а потом забираем родителей Гермионы. Согласен?
— Постой-постой. Ты сегодня перевозишь её родителей?
— РОН! Я же тебе говорил минуту назад! Да, сегодня я перевожу её родителей к тебе, — взглянув на друга, Гарри произнес конец фразы спокойным тоном.
— Тогда я один поеду за кольцом, а ты отправляйся в её дом.
— Ты точно один справишься?
— Конечно. Я понял, что должен сделать это сам. Но спасибо за помощь, — добродушно сказал Рон.
— Не за что, — ответил Гарри.
— Послушай, меня сегодня целый день не будет в Министерстве. Если что, скажешь, что я предупреждал тебя. Нашего начальника нет на месте. Знаешь, если он дальше продолжит опаздывать на работу, то он здесь долго не продержится.
— Да, это точно.
— А теперь пошли. Сегодня – важный день.
— Иду, иду, — сказал Гарри, по-прежнему мало что понимая. Уверенность и нетерпение в голосе Рона угадывались моментально, и Гарри был счастлив за него. Даже на мгновение он представил себя Дамблдором, который был бы бесконечно доволен, узнав, «что в мире прибавилось хоть немного любви».
До лифта добрались практически бегом.
— Нужно торопиться, — произнес Рон и вызвал лифт.
— Куда? У нас целый день впереди. Мы всё успеем. Так, а у тебя есть магловские деньги?
— Да. Я заранее обменял половину припасенных денег на магловские.
Тут подъехал лифт, и из него все вышли. Это было на руку Гарри. Он собирался задать вопрос, который мучил его последние минут пятнадцать. Дождавшись, пока за ними закроется дверь, он сказал:
— Прекрасно. Слушай, пока мы одни, ответь на такой вопрос: а когда ты решил ей сделать предложение?
— Хочешь удовлетворить свое любопытство?
— Да, давай отвечай, — с нетерпением сказал Гарри.
— Само решение я принял недавно, хотя сделать это должен был сразу после победы над Волан-де-Мортом. Мне просто тогда не хватило решительности. Но на этот раз я сделаю это точно. Я даже уже всё распланировал. Осталось дело за малым.
— За малым?! Ты уверен? Это не так то просто сделать. Это у меня всё было легко. А откуда ты знаешь, что она не откажет тебе?
Тут лицо Рона сделалось на удивление суровым. Он посмотрел на Гарри так, как смотрел на него тогда в палатке перед тем, как уйти. Гарри это не понравилось. «Сам виноват, — сказал он самому себе. – Ну, зачем полез со своими пессимистическими убеждениями? У Рона праздник. Ладно, сейчас извинюсь».
— Рон, прости меня. Я не хотел так говорить.
— Нет, ты прав. Я об этом не подумал.
— Нет, Рон. Гермиона тебя любит и обязательно согласится. Так что покупай кольцо со спокойной душой. И не бойся: я никому не скажу.
— Спасибо.
— О чём речь! А теперь нам придётся разойтись. Когда Гермиона стала работать в Министерстве, её камин в магловском доме связали со здешними. А тебе, как я понимаю, нужно в Косой переулок.
— Нет. Я сначала загляну в магловские магазины. Кстати, один из них находится недалеко от Министерства. Я воспользуюсь входом для посетителей.
— Ладно. Удачи. Она тебе понадобится.
— Спасибо. До встречи в «Норе».
— Да. Я приеду с ней завтра вечером. Хорошо?
— Конечно.
Гарри повернулся к камину, взял с каминной полки щепотку пороха, назвал громким голосом адрес дома Гермионы, бросил порох в камин и вступил в зеленое пламя. Знакомые ощущения головокружения, мелькания множества гостиных закончились быстро. Секунду назад он прощался с Роном, а теперь стоит в просторной гостиной, в которой никого не было. «Неужели меня не ждали? Она должна была предупредить, что я могу приехать в любой из этих дней», — думал Гарри, оглядывая гостиную. Он позвал родителей Гермионы. Ответа никакого, но сверху послышались шаги. Тут с лестницы раздался мужской голос:
— Кто в гостиной?
— Это я, мистер Грейнджер. Гарри Поттер. Меня прислали, чтобы сопроводить вас в «Нору», где Гермиона хочет отметить свой день рождения.
— Да-да, я вас знаю. Мы знали, что вы приедете, но не думали, что так рано, — сказал мистер Грейнджер и вошел в гостиную. За ним следовала его жена. – Здравствуйте, мистер Поттер.
— Здравствуйте, мистер и миссис Грейнджер. У меня только сейчас есть свободное время. Понимаете, работа мракоборца требует больших усилий. Поэтому прошу вас поторопиться. До «Норы» мы доберемся на вашей машине, если вы не против, конечно. Вести машину придётся вам, мистер Грейнджер: у меня пока нет прав. Там нас встретит миссис Уизли – это мама моего друга Рона. Гермиона тоже прибудет в «Нору», но вечером, после работы. Таков мой план. Вам всё ясно?
— Да, мистер Поттер.
— Тогда собирайтесь. Я подожду вас на улице, — сказал Гарри и вышел из гостиной.
Он уже бывал в этом доме и прекрасно помнил, где находится выход. На стене рядом с лестницей, ведущей на второй этаж, висела фотография, на которой были изображены Гарри, Рон и Гермиона. Они приветливо улыбались Гарри. Фотография не двигалась, но всё-таки какая-то магия в ней была. Гарри с минуту смотрел на фотографию, а потом вышел на улицу.
А в это время Рон уже успел приобрести кольцо, которое он собирался подарить Гермионе. Он решил остановить свой выбор на магловском магазине «Graff». Там Рон обратил внимание на золотое кольцо с бриллиантом в три карата (так, во всяком случае, сказал продавец). Оно было совершенно: бриллиант переливался на свету всеми цветами радуги, а кольцо как раз подходило к руке Гермионы. Да и цена была вполне приемлемой, хотя цена интересовала Рона как никогда мало. Ничто не могло его остановить. «Но смогу ли я дождаться её дня рождения?» — подумал он про себя, но тут же отогнал эту мысль прочь. Покупка была оформлена, и Рон, выйдя из магазина, пошёл в соседний переулок. Там никого не было, и можно было трансгрессировать домой. Попав на родной холм, Рон проверил нагрудный карман, куда убрал кольцо. Оно всё ещё было там. Радостно улыбаясь, он направился очень быстрыми шагами к дому. Послезавтра здесь случится одно из самых счастливых событий в его жизни. Как удачно, что его избранница решила отметить свой праздник здесь. А может, она специально это сделала? Может, она ждёт этого? Ведь дальше тянуть с этим просто нельзя. «Всё возможно. Не зря же она у меня такая умная, — думал Рон, когда подходил к двери. – Теперь нужно сохранить серьёзность, а иначе моя блестящая затея провалится. Как же я не люблю эти маски. Но, видимо, без них не обойтись, — тут он на мгновение вспомнил одного человека, которому пришлось проносить свою маску не два дня, а шестнадцать лет. – И он справился. Не зря же в кабинете Гермионы висит его портрет», — воспоминания о Северусе Снегге моментально сменились радостным предвкушением встречи с ней.
Проделав этот длинный путь по дороге мыслей и воспоминаний, Рон постучал в дверь родного дома. Как оказалось, дома его никто не ждал. Миссис Уизли, которой сообщили, что Гарри привезёт родителей Гермионы сегодня во второй половине дня, не ожидала, что её сын появится дома раньше них. Выразив свое удивление, миссис Уизли пошла готовить обед для Рона. Сын сказал, что сегодня больше не пойдёт на работу. Причину называть отказался, и теперь шансов выяснить её почти не существовало: Рон был взрослым, а «Надзор на взрослого наложить невозможно» (эта фраза стала распространенной шуткой в семье Уизли).
После обеда Рон поднялся в свою комнату. Он решил прилечь на кровать, прокручивая в голове всё, что должен будет сказать Гермионе, и как это будет выглядеть. Сам того не желая, через десять минут он уснул. Проснулся уже вечером, когда его разбудила Гермиона.
— Проснись, Рональд. Время ужинать, — сказала она и, увидев, что тот проснулся, добавила: — Здравствуй.
— Здравствуй. Давно ты здесь?
— Нет. Мои родители тоже здесь. Ладно, сейчас будем ужинать. Спускайся.
— Конечно, — сказал Рон, вставая с кровати.
За ужином обсуждались последние моменты подготовки к празднику. Родители Гермионы предлагали любую помощь, но всё, что они могли сделать, так это оформить стол. Они чувствовали себя некомфортно среди такого количества волшебников, хотя вся семья Уизли относилась к ним, как к равным. Мистер Уизли как всегда много шутил, однако о магловских изобретениях спрашивал мало. Рон смотрел на Гермиону с превеликой нежностью. Потом он будет удивляться, как этого никто не заметил. После ужина родители Гермионы хотели помочь убрать со стола, но миссис Уизли сказала, что в этом нет необходимости. Мистер Уизли проводил их в спальню. Гермиона же отправилась в комнату Джинни. «Оставаться одному здесь не имеет смысла», — думал Рон, глядя вслед уходящей Гермионе, и тоже отправился спать.
Следующий день прошёл спокойно. Все занимались делами, связанными с завтрашним днем. Гермиона получала ответы от приглашенных, миссис Уизли готовила сложные блюда праздничного стола, мистер Уизли, воспользовавшись отсутствием жены, расспрашивал мистера Грейнджера об аспектах жизни маглов, и тому приходилось отвечать подробно на все вопросы. Перси создавал необходимые заклинания. Рону не терпелось сказать Гермионе самые важные слова, но время ещё не пришло. Нужно дождаться, когда приедет Гарри и Джинни, тогда ему станет проще. Но это произойдёт только вечером. «А сейчас нужно занять себя каким-то делом», — подумал Рон и вышел из комнаты, где последние минут тридцать смотрел, как Гермиона читала какой-то доклад. Попытки заняться делом ни к чему не привели. Рон просто ходил по дому, так идеально увеличенному братом. Так день и прошёл: в скитаниях и проверках нагрудного кармана. А перед самым ужином, как и было обещано, в «Нору» приехали Гарри и Джинни. В доме стало ещё веселее. Джинни давно не была здесь и с большой радостью рассказывала матери – единственной слушательнице – обо всех прелестях семейной жизни. Её муж сидел напротив Рона и смотрел на него очень внимательно. Он сдержал обещание, хотя это было трудно. Первый вопрос, который задала ему Джинни, был: «А почему ты такой довольный?» На что он ответил: «Радуюсь, что неделя закончилась. Она была очень трудной». У Рона было то же выражение лица, что и вчера. Он уже всё решил. Только бы дождаться завтра…
И вот завтра наступило. С самого утра в доме начали появляться новые лица. Первым пришёл Хагрид в парадном коричневом костюме. Он нес в руках большую книгу, название которой говорить отказался. Единственное, что сказал, так это то, что Гермионе книга понравится. После Хагрида в «Норе» появились Невилл и Полумна. Невилл пришел в темно-синей праздничной мантии, а Полумна – в легком золотистом платье. Полумна своим загадочным голосом объявила, что её отец заболел и не сможет присутствовать на празднике, но просил передать наилучшие пожелания виновнице торжества. Гарри с Хагридом очень внимательно её выслушали, а потом Гарри, на котором была недавно купленная парадная мантия, посоветовал то же самое повторить той, для которой эти наилучшие пожелания предназначены. Рон, проходивший мимо, не смог сдержать усмешку. Да и Невилл тоже чуть не рассмеялся. Полумна не обратила на это никакого внимания и направилась поздравлять Гермиону. Правда, выполнить ей это не удалось: Гермионы в гостиной не было. После Невилла с Полумной приехали Лаванда с Парвати, обе – в бежевых платьях и таких же туфлях. Гарри снова стал жертвой только что прибывших гостий, Хагрид отправился искать себе место, а Рон чудесным образом пропал с глаз. Правда тут на сцену снова вышел Невилл, и две подружки переключились на него. После них должен был появиться Виктор Крам, но он отказался от приглашения. Вчера после ужина Гермиона рассказала Гарри об этом. Виктор прислал такое сообщение: «Извини, я не приду к тебе на праздник. Я знаю, что я там буду лишним. Виктор». Смысл его слов был абсолютно непонятен. Как это можно быть лишним, если тебя пригласили? Но известный ловец болгарской сборной на праздник не приехал.
Затем прибыли Билл и Флер. Билл был одет в черный костюм-двойку, под которым была белая рубашка. Флер была в сиреневой мантии до колен и черных туфлях. Они просто поздоровались с Гарри и прошли в гостиную. Следом появился Джордж, который сегодня надел праздничный костюм. Подмигнув Гарри, он молча проследовал в гостиную. Ближе к полудню пришли профессора Хогвартса: МакГонагалл, Стебль и Флитвик. Их сразу окружили Лаванда и Парвати: обе хотели поступить на работу в школу и договаривались о стажировке. Были приглашены музыканты, которые играли на свадьбе Гарри и Джинни.
Последними появились несколько однокурсников (среди них Дин, Симус и Сьюзен Боунс), несколько сотрудников отдела Гермионы и министр магии. Не хватало только именинницы и… Рона. Гарри забеспокоился, куда мог подеваться друг, но тут он увидел, как праздничный стол, который стоял на кухне (Гарри ещё удивило такое место для него), плывёт по воздуху, а за ним идёт Рон, который был одет в черный выходной костюм, на ногах – черные блестящие туфли. Опустив стол на «законное» место, он ещё раз взмахнул палочкой. В воздухе появились золотые цифры: «21», которые зависли под потолком около стены, у которой и остановился стол.
— Блестящая работа, Рон, — донесся с лестницы голос Гермионы.
Все гости обернулись туда и дружно прокричали: «С днем рождения!». Гермиона улыбнулась. На ней было голубое платье до земли, на ногах – изящные белые туфли. Волосы Гермионы были уложены в красивую прическу. Она спустилась легкой походкой, какая была у неё на Святочном балу. Вот теперь торжество началось. Гермиона заняла место во главе стола. По правую руку сели её родители. По левую – Рон. Гарри сел рядом с другом. После трёх поздравлений было решено сделать перерыв в застолье и немного потанцевать. Музыканты заиграли тихую мелодию, которая очень нравилась Гарри и Джинни. Они не упустили возможность и тоже вышли в центр комнаты, вслед за Роном и Гермионой. Танцующих оказалось много: Дин танцевал с Лавандой, а Симус – со Сьюзен. Мистер и миссис Уизли тоже решили не сидеть на месте. Невилл танцевал с Полумной, которая буквально вытащила его из-за стола.
Танцевали долго. Гарри краем глаза наблюдал за Роном и, наконец, увидел то, что надеялся увидеть давно. «Значит, он не передумал», — подумал Гарри с чувством большой радости за друга. После того, как отзвучала очередная мелодия, Рон опустился на колени перед Гермионой, достал из кармана маленькую коробочку, раскрыл её (бриллиант снова засверкал всеми цветами радуги) и сказал:
— Мисс Гермиона Джин Грейнджер, вы выйдете за меня замуж?
Его голос прозвучал громко и отчетливо. Все обернулись в сторону, откуда прозвучал этот голос, и замерли. Наступила немая сцена, которой бы позавидовал сам Николай Васильевич Гоголь. Миссис Уизли чуть не упала в обморок, но её подхватил муж. В таком положении они и смотрели на Рона и Гермиону. Мистер и миссис Грейнджер уронили вилки на стол. На лицах Гарри и Джинни появились улыбки, такие же, как у Невилла и Полумны. А у Хагрида улыбка ещё сопровождалась слезами счастья, которые потекли по его бороде. Парвати и Лаванда прижали руки ко ртам, из которых секунду назад вырвалось: «Ах!». Профессора Хогвартса тоже смотрели на главную пару с улыбками счастья и радости. Прочие гости были либо удивлены таким развитием событий, либо обескуражены. Правда, все улыбки и удивления появились у гостей чуточку рано. Ведь сначала должен прозвучать ответ той, которой задали этот вопрос. Гермиона не смотрела ни на кого, кроме Рона. На её лице тоже появилось удивление. Её милый Рон не побоялся ничего, даже опустился перед ней на колени при всех. «Он смотрит мне прямо в глаза. Он на сто процентов уверен в том, что делает. Он ждет моего ответа. Ну, конечно… ДА!» — последнее слово вырвалось наружу и прозвучало так же четко, как и вопрос, который был задан только что. Рон улыбнулся своей неповторимой улыбкой, достал кольцо из коробочки, надел на безымянный палец Гермионы, поднялся с колен и обнял свою любимую. Прошла секунда – и их губы соединились. А потом раздались аплодисменты. Но аплодировали не все присутствующие. Молли Уизли плакала на плече у своего мужа, а миссис Грейнджер – у своего. Профессор МакГонагалл тоже не смогла сдержать слёз. Хагрид начал трубно сморкаться в носовой платок.
Артур попытался успокоить жену, но безуспешно. К нему подошёл мистер Грейнджер, которому удалось быстрее успокоить свою жену, и протянул руку. Мистер Уизли ответил на этот жест, а миссис Уизли направилась к миссис Грейнджер.
Джордж выкрикнул: «Молодчина, Рон! Ура!!!», достал волшебную палочку, взмахнул ею, и сверху посыпались лепестки всех цветов, какие существуют в мире. Только после этого поцелуй Рона и Гермионы прекратился. Гарри и Джинни подошли к ним и стали поздравлять. Гарри обнял Рона и похлопал его по спине, а Джинни теперь уже по-родственному обняла Гермиону. Следующими в очереди были Невилл с Полумной. А потом министр магии поздравил Рона, Гермиону и их родителей с образованием новой семьи. И, наконец, родители смогли поздравить своих детей с этим событием.
Вот на этом и заканчивается мое повествование. А дальнейшие события – это уже совсем другая история. Конец.

Подарок на день рождения, Северус_Снегг: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *