«Ритуал», Ogin

Автор: Ogin
Пейринг: Гермиона/НМП/Рон
Дисклаймер: все права на героев принадлежат Роулинг, моя – только дурацкая идея ;).
Саммари: Гермиона у себя дома, в кругу семьи, наслаждается передышкой после шестого года обучения в Хогвартсе. Кажется, что все идет как обычно, но так ли это?
Примечание: сюжет мне приснился, при этом я была Гермионой, а мир вокруг меня – довольно-таки реален :).
Тема на форуме

— Милая, — на мое плечо легла мягкая мамина ладонь, — что-то случилось? Ты такая рассеянная сегодня.
— Нет-нет, все в порядке, — я улыбнулась. – Наверное, я просто немножко устала.
— В таком случае, тебе лучше отдохнуть, — встревожилась мама. – Вот чего не надо, так это себя загонять. А ты и так много занимаешься, да еще и мне помогаешь. Совсем себя не жалеешь!

— Что ты, разве я могу тебя бросить в такой ответственный момент? – засмеялась я, вскакивая с кресла. – Папин день рожденья должен быть идеален! Что нужно делать?
— Да только ужин и остался, — мама заулыбалась, видя мою готовность помогать, — почисть картошку и брось вариться. Я займусь остальным.
— Хорошо, сейчас сделаю, — и уточнила, старательно сохраняя бодрый вид: — На сколько человек? Кого вы пригласили в этом году? Кстати, а какое меню сегодня?
— Ну, Вессоны и Смиты придут, вот тебе уже пятеро, еще тетя Симона с мужем, кузина Милфорд, доктор Грэгг с семьей, да нас трое. А на ужин я приготовлю рыбу, ты позаботишься о пюре, будет еще свежий салат и спаржа. На десерт я купила сыры, мороженое и пудинг. Торт уже готов. Бутылка с шампанским ждет в холодильнике, вино я поставила на стол. Да, коньяк надо достать! Хорошо, что ты напомнила, – и мама поспешила было уйти, но остановилась, вспомнив что-то еще.
— Ах да, отец предупредил, что приведет своего нового знакомого. Очень симпатичного молодого человека, — подмигнув мне, добавила она.
Я поморщилась: родители уже не первый раз напоминали мне, что нормальные девушки моего возраста активно интересуются противоположным полом. А я не хотела пока что «радовать» их новостью, что уже нашла себе суженого. Пусть даже мы с ним еще не признались друг другу в своих чувствах. Не время, пока война не кончится.
О ней я также родителям не рассказывала, не хотела пугать. И уж тем более не собиралась им сообщать, что хочу принять в войне самое непосредственное участие. Если повезет, они вообще ничего не узнают о Волдеморте. А если не повезет… Что ж, тогда успеют погоревать, зачем же заставлять их заранее переживать за меня?
И я отправилась на кухню. В самом деле, какая-то я не такая сегодня, как будто что-то забыла и мучительно пытаюсь вспомнить. Но совершенно безуспешно. В конце концов я махнула рукой на странное самочувствие. Само все пройдет и вспомнится, главное, не думать об этом, а отвлечься на что-то, например, на готовку.
К тому времени, когда начали приходить гости, я действительно забыла о посторонних делах. Все силы тратились на поддержание застольной беседы, ведь благодаря учебе в Хогвартсе и жизни в мире волшебников все меньше оставалось тем, на которые я могла свободно болтать с маглами. Никто из наших родственников, друзей и знакомых не был магом, поэтому мы с родителями договорились, что ничего никому не расскажем о моей двойной жизни. Но вскоре у меня остался только один собеседник и разговор с ним оказался весьма занимателен.
Молодого человека, того самого папиного знакомого, звали Уильям. Он был на пару лет старше меня, очень милый и приятный в общении. Внешне также сразу мне понравился: вовсе не смазливый, каких я терпеть не могу, а с благородным, открытым лицом, вежливый, воспитанный и галантный. А уж начитанностью и эрудированностью просто поразил! Я, можно сказать, смаковала нашу беседу, словно изысканное кушанье.
Невольно сравнила нового знакомого с Роном, но тут же постаралась выкинуть подобные мысли из головы: мой дорогой Рыжик явно проигрывал Уильяму… При всей моей любви к младшему Уизли.
Родители и гости ушли в гостиную пить кофе, тактично оставив нас одних в столовой. Я почти не заметила их исчезновения, полностью поглощенная разговором. Никогда еще мне не встречался человек, угадывавший мои мысли буквально с полуслова, высказывавший мнения, которые совершенно совпадали с моими, делавший замечания, полные мягкой иронии и глубоко знания предмета. Сказать, что я была очарована и поражена, значит, не сказать ничего. Меня охватили невыразимые восторг и радость, что я смогла найти настолько понимающего и близкого мне человека.
Не только Рон, но и Гарри, и Хогвартс, и вообще весь волшебный мир вдруг поблекли и казались теперь давним сном. Реальностью оставался только сидевший передо мной человек. Даже стены родного дома как будто потускнели и окутались смутной дымкой забвения. Заколдованная увлекательным рассказом собеседника я постепенно теряла способность думать связно, погрузилась в некое подобие сна, когда все происходящее воспринимается как само собой разумеющееся и не вызывает вопросов. Я хотела только слушать этого молодого человека, вечно сидеть рядом с ним. Он вдруг стал самым важным в моей жизни. Все мое внимание сосредоточилось на Уильяме. Я чувствовала невероятное влечение к нему: не только духовное, но и физическое. Точнее, готова была довериться ему и душой, и телом. Никогда со мной не случалось ничего подобного, да еще и всего лишь после каких-то пары часов общения!
Так что, когда он внезапно замолчал, а потом близко наклонился ко мне и взял мои руки в свои, я не только не отшатнулась, но наоборот, сама потянулась к нему. Если бы я могла посмотреть на себя со стороны, то просто не узнала бы всегда спокойную и уравновешенную мисс Грейнджер. Но я совершенно забылась, в голове, как пойманная в силок птица, билась только одна мысль: «Уильям!». Все вокруг было как в тумане.
— Скажи, Гермиона Грейнджер, — спросил он повелительным голосом, резко контрастирующим с его прежней мягкой и спокойной манерой речи, что должно было меня насторожить, но в тот момент я не могла трезво оценивать поведение собеседника, — готова ли ты стать моей навсегда? Поклянешься ли ты жизнью своей, кровью своей, душой своей?
Я уже хотела ответить: «Да, конечно. Клянусь!», когда мне послышалось, что издалека меня кто-то зовет. Я невольно прислушалась и почувствовала, что туман в голове рассеивается, способность мыслить возвращается. Зовущие голоса становились с каждым мгновением все четче и явственнее.
— Ну же, — слегка забеспокоился Уильям, — я жду ответа!
— Ответа? – я резко высвободила руки. – Кто вы такой? Что вам нужно?
— Я? – он улыбнулся, приятное лицо вдруг странно исказилось. – Я – это ты.
— Ну уж нет! — не согласилась я, вскакивая со стула. И очнулась.
Я лежала на спине, руки вытянуты вдоль тела, глаза закрыты. А голоса никуда не исчезли.
— Гермиона, Гермиона! – наперебой кричали Рон с Гарри. Я, наконец, решилась открыть глаза и первым делом увидела высоко над собой потолок, теряющийся в темноте. После осторожно села и огляделась по сторонам. Я находилась в большом помещении, похоже, зале старинного замка. Кто-то заботливо подложил под меня приличных размеров отрез плотной шерстяной ткани, но я все равно чувствовала сквозь нее холодный каменный пол, а тело ломило от долгого лежания на жестком.
Вокруг меня в воздухе висели, наверное, десятки, если не сотни, зеркал разных размеров, а уж горящих свечей было просто не сосчитать. В зеркалах быстро сменяли друг друга темные полупрозрачные фигуры со смазанными очертаниями. На мгновение мне показалось, что одна из теней похожа на мою маму, но это впечатление тут же прошло.
На полу белым мелом был начерчен круг, с заключенной в него пятиконечной звездой. И я лежала в самом ее центре. У меня в ногах стояло самое большое из всех зеркал, и именно из него выглядывали Гарри с Роном. Они перестали повторять мое имя, когда увидели, что я пришла в себя и с интересом оглядываюсь по сторонам.
— Наконец-то! – радостно выдохнул Мальчик-который-выжил. – А то мы уже беспокоились. Думали, ты не спишь, а потеряла сознание. А мы не можем пройти к тебе, зеркало работает только в одну сторону.
— Гермиона, поторопись, — с озабоченной миной добавил Рон. Он все время поглядывал по сторонам, опасаясь чьего-то появления.
— Уже иду, — я встала и неуверенно протянула руку к стеклу. Преграды как будто не существовало, ладонь спокойно прошла сквозь нее. Рон тут же схватил мою руку и потащил к себе. Я невольно закрыла глаза, когда проходила к друзьям, но почувствовала только, что воздух стал несколько теплее.
— Ура! Получилось! – счастью ребят не было предела. Они дружно крепко обняли меня, как если бы все еще не могли поверить в мое спасение. Надо сказать, мое ответное объятие получилось не менее крепким. Не передать словами, насколько я была рада их видеть!
— Это же кабинет МакГонагал, – удивилась я, когда осмотрелась.
— Конечно. Она предпочитает пока пользоваться им, а не директорским. – Гарри замолчал и погрустнел, вспомнив о Дамблдоре. Но встряхнулся и поспешно продолжил: — Директриса не позволила бы вынести зеркало «Джедан*» за пределы замка. Мы тебя через него вытащили.
Я с большим интересом посмотрела на чудесную вещь, поскольку раньше мне ее видеть не довелось.
— Когда ты перестала отвечать на совиные письма, — продолжал Гарри, — мы забеспокоились, я позвонил тебе домой и узнал, что ты вот уже третий день как пропала.
— Ясно, — я кивнула, — а нет ли у вас чего-нибудь съедобного? Я сейчас что угодно съесть готова. Меня, видимо, все это время не кормили… Кстати, а сколько я отсутствовала?
— Сегодня вечером будет ровно пять дней, — серьезно ответил Рон, он все еще крепко держал меня за руку. Явно боялся, что я могу опять вдруг пропасть. Но мне подобная забота показалась очень милой и трогательной. Свободной рукой мой дорогой Рыжик порылся в кармане и выудил оттуда шоколадную лягушку.
— Ой, спасибо! – я тут же отправила ее в рот. Вот уж не думала, что чувство голода может быть таким всепоглощающим. Но мое любопытство, оказывается, вполне могло с ним поспорить. – Итак, вы узнали, что я исчезла. И что дальше?
— Сначала попытались отыскать тебя своими силами, — откликнулся Гарри, где-то даже с умилением наблюдая, как я уплетаю шоколад, — а твои родители уже на второй день оповестили полицию. Когда ничего не обнаружилось, мы решили спросить совета у нового директора. И она порекомендовала нам воспользоваться зеркалом.
— Да, — подхватил Рон, — сама ушла, сказала, что дел очень много. Нам велела все время смотреть в него и думать о тебе. Вот мы сидели перед ним и напряженно думали. У меня даже голова заболела, не поверишь.
— Почему же, охотно верю и очень ценю, — улыбнулась я. – Но ведь сработало же?
— Да, мы увидели тебя, — согласился Рон, счастливо улыбаясь, — лежащей непонятно где, вроде как спящую. Начали звать, потому что пройти через зеркало к тебе никак не получалось.
— А дальше ты знаешь, — закончил Гарри. Он также выглядел очень довольным. – Теперь рассказывай, что с тобой случилось?
— Да, мисс Грейнджер, — в этот момент в кабинет вошла МакГонагал и приветливо мне улыбнулась, — поведайте нам свою историю.
— Честно говоря, — созналась я, — рассказывать особенно и нечего. Я помню, что вечером вышла немного прогуляться. Вы знаете, мы живем в собственном доме в предместье Лондона, соседи — также обеспеченные люди, обстановка спокойная, поэтому к нападению, к моему стыду, я оказалась не готова. Помню, что меня внезапно окружили закутанные в темные мантии фигуры, я попыталась достать палочку, но тут меня оглушили заклинанием, и дальше я ничего не помню. То есть, это я все вспомнила сейчас, после того, как проснулась. А когда спала, мне казалось, что все в порядке и идет как надо.
— А что вам снилось? – директриса слушала меня с большим интересом и, как я заметила, нескрываемой тревогой.
— Наш дом, семья. День рождение моего папы, мы готовимся его праздновать. – Я говорила медленно, тщательно вспоминая все происходившее, понимая, что важна каждая деталь. Запнулась и невольно покраснела только однажды, когда описывала Уильяма. Невозможно было игнорировать хмурую физиономию сразу помрачневшего Рона. Я невольно вспомнила, как сравнивала их и как быстро забыла моего милого Рыжика. И сразу устыдилась этих мыслей. Пусть и далекий от совершенства, Рон мне в тысячу раз дороже любых умных и начитанных красавчиков. Слегка перефразировав слова Флер, должна без ложной скромности заявить: начитанности и ума у меня хватит на десятерых, не то что на нас двоих!
— Но вы точно не успели поклясться? – беспокойно переспросила МакГонагал, когда я закончила рассказывать.
— Да, — уверенно ответила я. – Как раз тогда меня позвали Рон с Гарри. Профессор, объясните, пожалуйста, что это было?
— Темная старинная магия. – Директриса замолчала на несколько мгновений, потом со вздохом продолжила. – Магия абсолютного подчинения.
— Но это же Империо! – вмешался Рон. После укоризненного взгляда МакГонагал он стушевался и, извинившись, замолчал.
— К «Империо» может быть определенная невосприимчивость, как у мистера Поттера, со временем заклинание теряет силу, ему можно противостоять. А мисс Грейнджер подвергли ритуалу, как я уже сказала, абсолютного подчинения. К счастью, не доведенному до конца, но, судя по всему, оставалось совсем немного. Вы успели очень вовремя, — одобрительно обратилась рассказчица к мальчишкам. – Ритуал этот чрезвычайно сложен и требует не только знания нужных заклинаний, но и незаурядную магическую силу, определенные сочетания светил и некоторые магические вещи и зелья, которые не так-то просто добыть. Но он весьма действенный. К сожалению.
— И что бы со мной было? – спросила я дрогнувшим голосом.
— Вы беспрекословно исполняли бы любой приказ того, кто провел ритуал. Например, забыли бы обо всем увиденном во сне и придумали правдоподобную причину отсутствия, которую подтвердили бы, даже выпив Веритасерум. А потом… Или шпионили бы для Пожирателей. Или убили бы своих друзей. Или умерли бы сами, без всякой «авады». – Голос директрисы был подчеркнуто спокоен, когда она перечисляла мои возможные действия.
— А почему выбрали именно Гермиону? Потому что она маглорожденная? – поинтересовался Гарри.
— Вы совсем не подходите, мистер Поттер. Волдеморту, видимо, требовался кто-то из вашего ближайшего окружения. У мистера Уизли большая семья, его было бы трудно похитить. Оставалась только мисс Грейнджер.
— А кто был Уильям? – невольно вырвалось у меня. – Один из Пожирателей? Никогда бы не подумала, что среди них может быть кто-то с магловским образованием.
— Насколько мне известно, — ответила МакГонагал, — во сне вы видите свой идеал, созданный вашим подсознанием. В каком-то смысле, это вы и есть. Никто, кроме вас самих, не может столь эффективно повлиять на вас, чтобы вы согласились дать клятву.
— Да, он так и сказал, — задумчиво протянула я. – Теперь понятно…
— Что ж, — директриса встала и направилась к двери, — я вас оставляю. Надеюсь, мистер Поттер и мистер Уизли справятся с доставкой вас в «Нору».
— Куда вы меня отправляете? – удивилась я. Но профессор уже вышла.
— А чего ты ожидала? – в свою очередь изумился Гарри. – После твоего исчезновения такой переполох поднялся! Мы наконец-то сообразили, что нельзя оставлять тебя без защиты. Идиоты, конечно! Надо было раньше догадаться, кто станет первой целью Волдеморта в случае чего.
— Так что поживешь у нас, — добавил еще более погрустневший Рон, — вместе с твоими родителями. Они уже там. В тесноте, да не в обиде. А потом переедем в штаб Ордена.
— Гарри, — попросила я, внимательно глядя на Рыжика, — не мог бы ты оставить нас наедине? На пару минут, ладно?
— Само собой! – друг понимающе улыбнулся и скрылся за дверью.
— Рон, что случилось? – начала выяснять я. — Ты сам не свой. Неужели так за меня испугался?
— Конечно, испугался, — мрачно ответил парень. – Но какая разница? Тебе же образованных да начитанных подавай! Вот и общайся с ними.
— Дурак! – краснея от удовольствия, высказалась я. Как я и подозревала, он приревновал меня к Уильяму. Ко мне самой, то есть — вот уж глупая ситуация. – Неужели твои идеалы точно мне соответствуют? – выпалила я и замолчала, пораженная своей смелостью.
— Не совсем, — щеки у Рона тоже заалели.
— Тогда давай не будем придираться друг к другу из-за подобных мелочей, хорошо? – и, собравшись с духом, я продолжила, улыбаясь. — Ты мне очень нравишься, независимо от того, насколько ты образован. И я ни на кого тебя не променяю, пусть даже он прочитает все книги мира. Ну что, прощаешь?
— Само собой, – Рон просветлел было и тут же смутился еще сильнее. – И ты меня извини. Так глупо получилось.
— Тогда, в знак примирения, я жду поцелуя! – шутливо потребовала я, никак не ожидая, что он это действительно сделает.
Не представляла, что мой милый Рыжик покраснеет еще сильнее. «Еще немного, — подумалось мне, — и о лицо Рона можно будет обжечься». Парень встал, неловкой запинающейся походкой преодолел разделявшее нас пространство, быстро чмокнул меня в щеку и поспешно вышел. А я так и осталась сидеть, растерянно глядя ему вслед и неверяще прикасаясь к щеке.

***

А в это время в замке, в одной из комнат для гостей…
Черноволосый мужчина сидел перед небольшим зеркалом и внимательно наблюдал за ребятами, зовущими Гермиону. Когда девушка очнулась и ушла к друзьям, он облегченно вздохнул. «Как ни удивительно, — подумал он, — помощи почти и не потребовалось. Нет, они еще не совсем безнадежны».
Тут в дверь постучали, и женский голос произнес:
— Снейп, поторопись. Лорд собирает всех к окончанию ритуала.
Губы зельевара искривились в странной усмешке, но мгновеньем позже он откликнулся совершенно серьезно:
— Уже иду, Беллатрикс.

Конец.

_________
* «Джедан» — это народный перевод. Зеркало известно так же, как «Еиналеж» или, в оригинале, «Erised».

Следующий фанфик Огин из этой серии: «Лёжа на кушетке».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *