«Сыновняя почтительность», Pokibor

Автор: Pokibor
Бета: Franka (здесь неизвестна) и… нет, не хочу примазываться к чужой славе.
Дисклаймер: Все права на персонажей, мир и пр. принадлежат Роулинг. Конечно же.
Саммари: Неизвестный молодой человек одного за другим убивает Пожирателей Смерти. Кто он? Как ему удаётся каждый раз остаться непойманным? И почему молодому аврору Поттеру преступник кажется знакомым? Ответ может дорого обойтись победителю Волдеморта…
___________________________________________
. . Замок ремня лязгнул — и с негромким звуком от удара дельтаплан опустился на землю. Молодой человек по инерции пробежал ещё около трёх метров, затем обернулся и проверил сохранность принесших его сюда крыльев. Они находились в полном порядке, да иначе, собственно говоря, и быть не могло. Тем не менее, осторожность прежде всего. Не бессмысленная, граничащая с трусостью, конечно, а сопряженная с тонким и точным расчетом. Она — залог успеха в деле, когда цена ошибки крайне высока. А он не имеет право допускать даже самых незначительных промашек. Так его учили, так он привык. Теперь беглый осмотр всего снаряжения… места приземления… Отлично. Можно приступать к делу.

. . Ведущая на крышу дверь оказалась незапертой. Как глупо со стороны охраны! Конечно, они вряд ли могли подумать о подобном госте, но всё же… Юноша вынул комочек пластичной взрывчатки, которым планировал снести замок, и переложил его во внутренний карман своей куртки. Больше он не понадобится, а потому пусть не мешается под руками. Дверь тихонько скрипнула, повинуясь осторожному движению руки, и распахнулась. Слабому свету солнца, пробивающегося сквозь тяжёлые тучи, открылся узенький коридор. Без сомнения, где-то тут наложены защитные чары. Интересно, теперь-то они действуют на собак, учитывая побег, совершённый отсюда несколько лет назад? Хотя какая разница, если бы эти заклинания реагировали на него — он бы непременно почувствовал это.
. . Коридор привёл незваного гостя к верхней площадке лестницы, пронзающей все этажи мрачного строения. Стараясь не попадать под узенькие потоки света, нехотя пропускаемого зарешеченными окошками, молодой человек начал спускаться. Идти было недалеко — самые опасные преступники содержались на предпоследнем этаже тюрьмы. Весьма удачно, что дементоров тут больше не содержат — хотя даже демоны вряд ли смогли бы быстро разобраться, что за гость соизволил посетить Азкабан. Юноша знал, насколько необычен.
. . Снизу доносился мирный разговор охранников. Однако, везение не может быть вечным — приоткрыв нужную дверь, молодой человек сразу заметил волшебника, как назло стоящего на самом освещённом месте между двумя камерами. За тюремщиком находилась стена, а голова его медленно поворачивалась из стороны в сторону, словно ожидая чьего-то появления. Дождавшись, пока она двинется в противоположном от двери направлении, незваный гость быстрыми и чёткими движениями проскользнул внутрь, без резких звуков прикрыл дверь и скрылся в самой глубокой тени, какая только была в коридоре, до того, как охранник мог заметить что-нибудь подозрительное.
. . Юноша вновь оценил обстановку. Нет, слабо освещённая область слишком велика, чтобы осторожно преодолеть за то время, пока волшебник смотрит в другую сторону. Тем интереснее. Лёгкий шарф, скрывающий нижнюю половину лица молодого человека, спрятал и его ухмылку, в серых глазах блеснул задорный огонёк. Секунду тело молодого человека напоминало сжатую пружину — и в момент эта пружина разжалась, отправив незваного гостя тёмным вихрем в сторону противника. И всё-таки тот успел среагировать на внезапное нападение, сделав всё, что только был шанс сделать. Тюремщик вскинул палочку и громко закричал. А в следующее мгновение выкинутая вперёд рука молодого человека прижала ему к лицу платок, пропитанный наркотическими веществами. Ещё миг — и вторая рука юноши обхватила охранника в области груди и аккуратно опустила засыпающего стража на пол.
. . — Ты пришёл освободить… — с надеждой начал Яксли, заметив, что юноша впился в него глазами.
. . — Нет, — спокойно ответил тот и опустил левой рукой шарф, скрывающий часть лица.
. . — Кто ты? Постой… Как? Ты же… — едва не задыхаясь, прошептал бывший Пожиратель Смерти.
. . Стрела из небольшого арбалета, вскинутого гостем одновременно с обнажением лица, рассекла воздух и попала прямиком в сердце Яксли. Со сдавленным хрипом тот рухнул замертво, не окончив фразы. Убийца быстрым движением надвинул шарф назад, кинулся к двери, и распахнул её буквально перед носом у поднимающихся по лестнице волшебников.
. . Юноша прекрасно продумал всю последовательность событий. Стоило ему только показаться на площадке, как в охранников сразу полетела пригоршня мелких зачарованных шариков из тонкой резины. При попадании во что-то они с хлопком взрывались, окатывая всё вокруг противной липкой слизью. Мгновений, выигранных у опешивших тюремщиков, хватило, чтобы уйти в значительный отрыв. Вслед нарушителю спокойствия пролетело несколько заклятий, но направлены они были наполовину вслепую, и от них молодой человек легко уклонился. Казалось, он чувствует происходящее вокруг него, словно имея глаза за спиной — хотя, возможно, причиной всему была отличная тренировка и умение моментально ориентироваться по внезапным звукам.
. . Вылетев на крышу, юноша тут же схватился за руль дельтаплана. Тюремщикам, вслед за ним показавшимся на свежем, оставалось только наблюдать, как преследуемый, разбежавшись, взлетел и немедля нырнул вниз, подарив себе лишнее время неуязвимости перед чарами. Когда же волшебники, наконец, смогли посылать ему вслед разноцветные лучи, молодому человеку дела до них не было. Он не планировал лететь далеко, и пробоины в аппарате никоим образом не могли помешать незваному гостю скрыться. Он рухнул в воду и окончательно бросил дельтаплан. Всё продумано… Баллон со сжатым воздухом позволил юноше проплыть под водой две сотни метров до замаскированной чарами хамелеона метлы, зависшей над самой гладью моря. Молодой человек зацепился за неё руками и ногами, не вылезая из воды, и такой необычной торпедой удалился на безопасное расстояние, на котором его не могли заметить. Как и в каком направлении он скрылся, никто так и не понял.
. . Гарри был очень недоволен. Мало, что его вытащили из постели минут через десять после того, как он успел заснуть, так ещё и заставили мокнуть под недавно начавшимся проливным дождём, от которого не спасал даже толстый плащ. И ладно бы ради чего-то действительно важного — так нет же, он сейчас дрожал под хлещущими с неба потоками холодной воды из-за какого-то Пожирателя Смерти! Вот они, прелести карьеры аврора — будь ты хоть трижды победителем Волдеморта, но по прошествии двух лет с того знаменательного события припоминают об этом редко… особенно когда всё министерство стоит на ушах. Конечно, Гарри сам просил не вспоминать о своих прежних заслугах, и ему не нравились излишние почести, но сейчас… Хотелось во всеуслышание напомнить, что уж он-то имеет все права не участвовать в спасении жизней сторонников Тёмного Лорда! Но приходилось держаться. И промокать до нитки.
. . Три убийства заключённых в самом Азкабане в течение одной недели! Очевидно, что во всех случаях действовал один человек. Каждый раз по-новому, ему удавалось проникнуть в тюрьму, лишить жизни очередного Пожирателя и спокойно скрыться, даже не раскрыв своей личности. Это же просто ни в какие рамки не лезет! Час назад бедняге Кингсли, уставшему от воплей газет, пришлось принять непростое решение — перевести всех заключённых в Азкабане сподвижников Волдеморта в другое (конечно же, секретное) место. Не то что бы волшебников сильно волновали судьбы этих негодяев, но сам факт того, что какой-то маньяк разгуливает по магической тюрьме как по собственному дому, не слишком укреплял доверие к аврорам и к министерству вообще. А стало быть, у министра магии не оставалось иного выхода, кроме как убрать Пожирателей от греха подальше и провести тщательнейшее расследование случившегося — возможно, заманив таинственного убийцу в ловушку.
. . И вот теперь все стражи правопорядка разделились на группы, взяли под свою опеку по одному преступнику и, чтобы не привлекать лишнего внимания, разными путями доставляли их к месту назначения. Гарри, Рону и трём их коллегам (противника нельзя было недооценивать!) выпало заниматься переводом Руквуда. Надо отметить, что сам объект внимания вёл себя на удивление тихо и чуть ли не жался к былым неприятелям. Он слишком хорошо понимал, что вдали от них рискует в считанные минуты стать четвёртой жертвой. Тем не менее, доверять Пожирателю никто не собирался. Его сковывало антиаппарирующее заклятие наряду с полудюжиной иных, так что приходилось идти пешком, и идти медленно. Ради секретности группам сопровождения заключённых поручили притвориться магглами и пользоваться исключительно маггловскими средствами передвижения.
. . — Давай, давай, быстрее перебирай ногами! — раздражённо пробурчал Рон на ухо Руквуду.
. . — Я иду так быстро, как могу! — осторожно ответил тот. — Послушайте, если вы дадите мне хотя бы переместиться — через минуту все сможете согреться у камина!
. . — За идиотов нас держишь?! — рявкнул Гарри, в свою очередь вкладывая в голос накопившуюся злобу. — Откуда нам знать, может ты и рад отправиться вслед за своим господином! Двигай, двигай! — он грубо подтолкнул заключённого в спину и, бессильно оскалившись, сменил хвостового, следившего за тылами группы.
. . Мимо шли магглы — кутаясь в плащи, прижимая зонты к самым головам и ругая погоду. Несмотря на поздний час, в этой части Лондона их было много. Как раз заканчивались вечерние представления в расположенных рядом театрах, и публика расходилась по домам, ещё более замедляя и без того не быструю группу из шести волшебников. По крайней мере, на авроров не обращали никакого внимания — кто же станет в такую непогоду ещё и смотреть по сторонам на всякие странные компании? А вот сами стражи порядка старались, как могли, всматриваться в окружающих людей. Хотя, откровенно говоря, засомневались бы в здравомыслии преступника, отважься он напасть аж на пятерых готовых к этому магов!
. . — Чёртов дождь! — прорычал один из прохожих — судя по голосу, довольно молодой человек. Гарри вздрогнул — и сам не понял, почему. Профессиональное чутьё? Или какое-то видение из прошлого, словно холодной иглой ударившее прямо в сердце? Он не мог сказать. И невольно впился взглядом в капюшон, в который незнакомец старательно кутал зябнущее лицо. Нет, никто из коллег не обратил внимания на этого маггла. Да и с чего вдруг? Таких, как он, вокруг полно…
. . Длинное тонкое серебристое лезвие сверкнуло совершенно неожиданно. Вынырнув откуда-то из глубин плаща «прохожего», оно прошло аккурат между плечом Рона и грудью одного из авроров. А через мгновение насквозь пробило шею Руквуда. Убийца выпустил клинок из рук, оставив его торчать в теле Пожирателя, и кинулся в толпу магглов, вздрогнувших от внезапного крика смертельно раненого заключённого. Возможно, если бы кто-нибудь успел за пять секунд вытащить оружие и произнести лечащее заклинание, Руквуда можно было бы спасти. Но авроры оказались слишком поражёнными дерзостью и расчетливостью, с которой убийца совершил нападение, а лезвие покрывал яд. Шансов у бывшего Пожирателя практически не оставалось. Он умер буквально за мгновение до того момента, как один из авроров выдернул-таки из его шеи злополучный клинок. Гарри и Рон в этот момент уже бежали вслед за убегающим нападавшим, едва не потеряв разум от ярости.
. . — Остановите! Задержите его! — командовали они, однако подобные возгласы, похоже, только сеяли в толпе лишнюю панику. Люди сновали туда-сюда подобно взбесившимся муравьям, они сами плохо представляли, что произошло и откуда исходит опасность, но поговорка «у страха глаза велики» действовала вовсю. Преступник с профессионализмом расталкивал толпу и нёсся вперёд, а не так хорошо умеющие лавировать в людском потоке авроры с каждым шагом всё более и более отставали. Они хотели аппарировать, но убийца постоянно менял направление, в котором пробирался, а переместиться прямо к нему было просто-напросто невозможно из-за царящей вокруг суматохи.
. . В какой-то момент наперерез преследуемому кинулись представитель маггловской полиции, и даже сумел оказаться чуть ли не лицом к лицу с юношей. Однако тот молниеносным броском налетел на противника, словно пикирующий орёл, повалил на землю и точным ударом оглушил. Это позволило Гарри и Рону сократить разрыв и не терять противника из виду до тех пор, пока он не выбежал-таки из людского потока в тёмный переулок между двумя невысокими зданиями. Преследователи последовали за ним — и радостно воскликнули: проход перегораживала стена. Но убийце только это и было нужно. Он с ходу подпрыгнул, зацепился за край преграды, чуть-чуть пробежался по вертикальной плоскости и, в тот самый момент, как Гарри и Рон хотели «снять» преступника заклинанием, ногами оттолкнулся от стены и оказался на пожарной лестнице.
. . — Аппарируй на третий этаж! — приказал Гарри Рону. — А я отрежу ему путь назад!
. . Пока друг концентрировался на месте, куда хотел перенестись, Гарри пальнул-таки в убийцу ошеломляющими чарами (тот без особых проблем уклонился) и бросился к стене — на случай, если преследуемый решится не лезть наверх, а прыгнуть через неё. Раздался хлопок — и Рон появился прямо перед преступником, взбирающимся пока вверх, вскинул палочку, и уже готов был нейтрализовать юношу, как вдруг…
. . Пшик! Слезоточивый газ, баллончик с которым успел подготовить убийца, отлично подействовал на аврора, а «фирменный» молниеносный прыжок вперёд обеспечил быстрое сокращение расстояния между двумя людьми. Рон застонал и не смог ничего сделать, без боя дав противнику схватить себя и сбросить вниз с высоты в добрый десяток метров, а Гарри пришлось быстро вспоминать и творить нужные заклинания, чтобы замедлить падение друга. За это время преследуемый успел пробежать ещё несколько этажей, глянул вниз, убеждаясь, что со стражем закона всё в порядке, и продолжил бегство.
. . — Догони его! Не трать времени! — повелел Рон, без толку вытирая слезящиеся глаза.
. . — Я из тебя душу вытрясу! — заорал Гарри в ярости и успел переместиться на самый верхний этаж незадолго до того, как убийца до него добрался. Он уже был готов ко всему. И к слезоточивому газу, и к пистолету в руках противника, и едва ли не к тому, что тот окажется самим Тёмным Лордом, вернувшимся в мир живых. Единственное, к чему аврор оказался не готов — к взгляду юноши, с которым встретился, как только возник из воздуха прямо перед преступником. Вновь, как когда-то голос этого человека, его серые глаза пронзили Гарри напоминанием о чём-то давнем, неком воспоминании, нахлынувшем из прошлого.
. . Аврор замешкался, поражённый странным чувством, а убийца тем временем медлить не собирался. Огонёк, горящий в его взгляде, как нельзя лучше говорил — он считает всё произошедшее едва ли не забавным, а очередное препятствие на своём пути — лишь источником дополнительного интереса в приключении. Пожалуй, именно этот задор позволил Гарри осознать, что проигрывать наглецу он вовсе не желает, и успеть отреагировать на выпад противника.
. . Резкий уход в сторону — и кулак преступника, отважившегося на рукопашный бой с волшебником, прошёл мимо аврора. Палочка рассекла воздух, на ум пришли слова обездвиживающего заклятия… Но в ту же секунду, как чары сорвались кончика магического предмета, отлично чувствующий магию молодой человек бросился вниз, пронырнул под ними, и из стойки на руках ударом ног выбил палочку из рук Гарри. Определённо, физическая подготовка убийцы поражала — но у аврора не было времени гадать, где же он мог научиться таким приёмам. Он еле уклонился от очередного удара ногами, с попыткой которого юноша постарался совместить возвращение в нормальное положение, и сделал подножку. Преступнику не стоило особых усилий перепрыгнуть её, он уже готовился продолжить битву, но тут… юноше «позвонили».
. . — Нет! — воскликнул он, отпрыгивая назад. — Я не собираюсь… Отец, я сказал нет!
. . Гарри попытался воспользоваться представившемся шансом, но разговор по спрятанному радиоустройству не мешал противнику уклоняться от атак волшебника.
. . — Ладно! Я ухожу! — рассержено прорычал тот, и, сделав ещё один прыжок назад, картинно поклонился Гарри. — Прошу прощения, Поттер, но мне пора. Приятно было поболтать с вами!
. . Позади Гарри послышался хлопок — оправившийся от слезоточивого газа Рон пришёл на помощь другу. Быстро оценив ситуацию, он направил на убийцу палочку, однако тот и не собирался более сражаться. Он просто развернулся и побежал к краю крыши, то ли готовясь увернуться от заклинания, то ли зная, что аврор не решится выстрелить в спину человеку, рискуя, что бедняга по инерции свалится вниз и свернёт себе шею.
. . — Стой! Там же ничего нет! — воскликнул Гарри, судорожно гадая, что же планирует сделать преступник. В той стороне, куда он направлялся, гарантированно не было никаких лестниц, а соседний дом был слишком далеко для прыжка к нему… И всё-таки юноша прыгнул. Не в длину, нет. Он просто раскинул руки и со смехом сиганул прямо в пустое пространство, несмотря на все те метры, что отделяли крышу от асфальта.
. . — Нет! — осознание того, что молодой человек может убить себя, почему-то отозвалось болью в сердце Гарри. Он и Рон оказались на том краю так быстро, как только могли… и невольно облегчённо вздохнули. Убийца в полёте зацепился за невесть откуда взявшуюся метлу, и, всё продолжая весело хохотать, на полной скорости рванул вдаль, великолепно лавируя между стенами, деревьями и прочими высокими атрибутами городского пейзажа.
. . — Ушёл, негодяй… — фыркнул Рон. — Но… дракон его подери, кто же это такой?
. . — Хотел бы я знать ответ… — задумчиво вздохнул Гарри. — И почему-то мне кажется, что я его знаю… или, по крайней мере, улавливаю в этом… человеке что-то знакомое…
. . Прошла неделя. Как ни удивительно, но за неё не расстался с жизнью ни один из немногочисленных Пожирателей, которым повезло не познакомиться с таинственным убийцей. И на то была причина. Веская причина. Они уже не представляли для юноши ни малейшего интереса. Охотиться на них — всё равно, что за бродячими собаками с ружьём гоняться. Скучно. Ничего нового. Но пришла пора в который раз поставить волшебный мирок на уши, ибо сегодня земля снова обагрится кровью мерзавца. Единственного, убийство которого ещё может оказаться чем-то новым, неизведанным. Единственного, час смерти которого приблизительно известен аврорам. Единственного, при охоте на которого он попадёт в засаду, и юноша это отлично знает. Единственного, которого наверняка будет охранять сам Поттер, ибо допустить и эту смерть министерство не может ни в коем случае.
. . Проникнуть на территорию поместья не стоило особого труда. Пожалуй, даже в Азкабан в последний раз было пробираться сложнее. Пока незваного гостя никто не заметил, и это несмотря на то, что о его визите стражи порядка, безусловно, осведомлены. В противном случае только идиот стал бы устраивать вечеринку, пусть и в честь двадцатилетия сынишки. Тот, кстати, тоже являлся Пожирателем — но по сравнению с отцом слишком мелок, и оборвать его жизнь не так занятно. Незваный гость праздника достал бинокль, пристроился в самой глубокой тени, какую мог найти, и начал неторопливо осматривать ситуацию.
. . Для начала в инфракрасном режиме он примерно прикинул положение охраны, затем отважился на короткую перебежку к ближайшему одиноко стоящему аврору. Молниеносный бросок — и точный удар заставил охранника потерять сознание. Юноша ещё раз оценил обстановку с помощью бинокля, затем положил на тело противника конверт, начавший тлеть, и быстро, но в то же время осторожно кинулся прочь.
. . Письмо вскоре разразилось жутким криком, на который просто не могли не слететься все окрестные авроры. Разумеется, они подумали, что на их товарища напали только что, начали прочёсывать окрестности… Глупцы. Поместье у Малфоев было более чем просторно, и пока убийцу искали у одного входа, он спокойно проник в дом через другой. А затем — и во внутренний дворик, полностью скрытый в тени экзотических растений. На этот раз «волшебный спонсор» юноши выделил протеже неплохую мантию-невидимку, и она вполне сносно скрывала его на фоне растительного купола от случайных взглядов. Балки же, которые обвивали лианоподобные растения из южных широт, позволяли незнакомцу абсолютно бесшумно перемещаться прямо над головами собравшихся внизу людей.
. . Да, здесь находятся все, кого непрошенный визитёр ожидал увидеть. Виновник торжества стоит в дальнем краю сада, у фонтана. В руках он держит бокал с чем-то волшебным и пенящимся, но не торопится пить, а внимательно оглядывает зал. Боится, что напитки отравлены, и смотрит, не рухнет ли замертво кто-нибудь из гостей, отведавших угощения ранее? Если так, то зря. Стиль таинственного убийцы вовсе не таков. Рядом возвышается Малфой-старший, выглядящий, пожалуй, даже более взволнованным и сосредоточенным. Его можно понять. Он знает, что избран следующей жертвой. Только к такому выводу могли прийти авроры, задавшись поиском ответа на вопрос — почему в прошлый раз неизвестный юноша напал посреди улицы вместо того, чтобы проследить за Пожирателями до убежища и прикончить любого из них там? Конечно, они знают, что убийцу в первую очередь интересует сложность преступления. И когда была объявлена эта вечеринка — он просто не мог отклонить столь очевидный вызов…
. . Разумеется, авроры Поттер и Уизли также здесь. Вот они, сидят на скамеечке в центре дворика и стараются делать вид, будто отдыхают на Дне Рождения доброго друга Драко, а вовсе не охраняют этого юного мерзавца и его папашу-негодяя. Держатся весьма неплохо — даже странно, как им удаётся столь естественно заставлять себя демонстрировать радостные чувства, тогда как на самом деле оба едва ли столь хорошо относятся к бывшим врагам. Однако долг свой они всё-таки будут исполнять изо всех сил, и незваный гость это знает. А потому будет вести себя особенно осмотрительно, и в то же время опять попытается выкроить возможность побеседовать с Поттером один на один. В прошлый раз им не дали шанса закончить разговор, а ведь это было… так занимательно!
. . Легко удерживая равновесие, юноша начал приближаться к своей цели, не переставая следить за аврорами. Однако, ни герои войны с Волдемортом, ни остальные стражи порядка, присутствовавшие на празднике, не демонстрировали особой тревоги. По всей видимости, они всё ещё пребывали в уверенности, что незваный гость продолжает прятаться от их коллег на улице. Что ж, он сделал всё, чтобы именно так представители магической полиции и считали. Но через минуту их мнение изменится. С каждым шагом он всё ближе и ближе к Люциусу Малфою… Рука аккуратно нырнула под мантию и начала беззвучно снимать с пояса висящие на нём «баллоны» дымовых гранат… Тело сжалось в пружину… Глаза уже впиваются не в авроров, а в сподвижника Тёмного Лорда, стоящего прямо под юношей… Разум судорожно осуществляет последние расчёты… Пора!
. . Гранаты веером полетели во все стороны, попутно выпуская клубы густого дыма. После первой же нотки свиста, перемешанного с шипением, дворик охватила паника. Поттер и Уизли вскочили со скамейки… Но куда и им, и остальным аврорам было пробраться через всю эту толпу? Даже будь здесь разрешено аппарирование, и то они вряд ли бы смогли прийти на помощь очередной жертве. Нет, в сторону стражей порядка убийца не смотрел совершенно. Он различал только свою цель, только её. Выдержав кратковременную паузу, чтобы дым хорошенько заволок всё окружающее пространство, юноша сверху кинулся на Люциуса, не успевшего даже толком понять, откуда ждать нападения.
. . Волшебник повалился на лопатки под весом спикировавшего на него убийцы. У него не было шансов ни выхватить палочку, ни вывернуться и убежать. Юноша придавил своего врага к земле, правой рукой молниеносно выхватив кинжал, а левой — коснувшись шарфа, что скрывал нижнюю часть лица. В прошлый раз он не имел шансов открыть свою личность Руквуду и остаться при этом неизвестным остальным, но в этот раз дым и ошеломлённый противник давали возможность открыться обречённому негодяю. Пусть увидит лицо своего палача, пусть в последние мгновения поймёт, кто и почему оборвал его жизнь… Или, по крайней мере, будет думать, что поймёт…
. . Взгляды убийцы и жертвы встретились. Пальцы юноши замерли у самого шарфа и он внезапно ощутил удивление. Впервые за долгое время что-то смогло по-настоящему удивить его, и даже более того — напугать. Это был взгляд смотрящего в лицо смерти волшебника. Тот не боялся. Совершенно не боялся и, казалось, жаждал одного — именно того, что и хотел сделать незваный гость. Люциус Малфой желал только, чтобы его палач сдёрнул свою маску! И если бы не шестое чувство, в последний момент остановившее юношу, не мысль, моментально пронзившая разум подобно молнии… И не глаза якобы-поверженного волшебника, так красноречиво указавшие на ошибку…
. . В ту же секунду сверкнула вспышка, сопровождающаяся треском, мышцы убийцы свела судорога, и он буквально отшвырнул сам себя от жертвы. Тело пронзила боль, из глаз посыпались искры, кинжал вонзился в пол недалеко от упавшего тела… Люциус Малфой — тот самый Люциус Малфой, который был Пожирателем Смерти, ненавистником магглов и в жизни не подумал бы даже брать в руки любое из их устройств — применил электрошокер, спрятанный в рукаве! Адреналин хлынул в сосуды неудержимым потоком, голова начала думать в десяток раз быстрее, а сердце забилось как бешеное. Юноша ошибся! Он впервые за всё время охоты на слуг Тёмного Лорда действительно серьёзно ошибся, просчитался, даже не подумал о такой возможности! И только сейчас всё понял…
. . — Гарри! — пронзивший дым крик «Драко Малфоя» только лишь подтвердил догадку незваного гостя. Настоящие хозяева поместья сидели в центре у фонтанчика под личинами авроров, а те наоборот, заняли их места, пользуясь оборотным зельем. Рискованный план! Но Поттер и Уизли были достаточно безрассудны и рассержены прошлой неудачей, чтобы предложить его, а Малфои — слишком напуганы неотвратимым роком, чтобы отказаться.
. . Оставалось одно — бежать. Натренированный организм быстро переборол шок, вызванный применением маггловского оружия и осознанием собственной оплошности. Просчитавшийся убийца вскочил на ноги практически одновременно с Гарри, игравшим роль Люциуса, и кинулся в дым, расшвыривая в стороны всех, кто попадался на пути. Хорошо, убить Малфоя-старшего не получилось. Но вот рандеву с Поттером ещё можно устроить, и теперь сделать это будет даже проще!
. . Отозвавшись на крик друга, Гарри тотчас пустился вслед за преступником. Рон, конечно же, постарался не отставать от товарища. Дым оставался достаточно густым даже несмотря на то, что он начал просачиваться в соседние с двориком помещения, и более никто из авроров не имел шансов присоединиться к погоне. Два стража закона, стоящих у выхода, заметили несущегося на них юношу слишком поздно, чтобы попасть в него заклинанием, и поплатились за это. Одному из них молодой человек сломал челюсть, другого оглушил коронным ударом. Хотя нанесенные повреждения и легко лечились магией, помочь коллегам у этих авроров уже шанса не было.
. . Впрочем, сама задержка преступника хоть на несколько мгновений оказалась весьма кстати. Сквозь дым рванулись два красных луча — но убийца уклонился-таки от них ценой потери равновесия и последующего падения. Ещё немного — и преследователи непременно настигли бы его, но, как всегда, у юноши нашлось средство спасти себя от ареста. В его руках оказался метательный нож, вскоре со свистом направившийся в сторону преследователей. Гарри, бежавший первым, кинулся в сторону, разумно посчитав, что целью является именно он. И тут волшебник ошибся, абсолютно не приняв во внимание свою прошлую встречу с таинственным незнакомцем. Острейший клинок по самую рукоять вошёл в ногу Рона, заставив того с криком упасть на пол. Секундного замешательства преследователей убийце хватило с лихвой, и Гарри вновь остался единственным, кто видел преступника. Убедившись, что только он имеет хоть какие-то шансы не упустить негодяя и на этот раз, а необходимую другу помощь вполне способны оказать другие авроры, волшебник продолжил погоню.
. . Если бы незваный гость празднества бежал к любому из выходов наружу, то наверняка был бы перехвачен. Однако он не для того тщательно изучал планировку поместья, готовясь к убийству, чтобы совершить такую ошибку. Пронесшись по лестнице, поворота к которой от юноши точно никто не ждал, убийца оказался на втором этаже — аккурат рядом с комнатой, в которой хранились мётлы. Не обычные, а волшебные, и не просто волшебные — а лучшие волшебные, какие только могло себе позволить семейство Малфоев. И новенький «Нимбус», только неделю назад изготовленный в соответствующей мастерской, оказался в руках другого хозяина. Звон разбитого стекла возвестил о выбранном тем способе покинуть вечеринку.
. . Accio Молния! — зарычал Гарри, привыкший к своей метле и не желавший менять её ни на какие малфоевские запасы, хотя ради поимки убийцы хозяева поместья с радостью подарили бы ему любой летательный аппарат. Вскоре метла, заранее приготовленная как раз на такой случай, вынесла своего владельца вслед удаляющемуся преступнику.
. . Конечно, другие стражи порядка также неплохо летали на мётлах, и также приготовили их для возможного преследования. Но совладать с загадочным юношей в искусстве управления этим аппаратом мог только бывшая Ищейка Гриффиндора. Лес, словно назло растущий по одну сторону от поместья, стал отличным фильтром для всех, кто не уделял квиддичу достаточно времени в бытность студентом. Более пары километров подобного испытания не выдержал никто, кроме двух людей, которым, казалось, самой судьбой было предназначено сойтись в бою без лишних свидетелей. Гарри Поттер и Таинственный Незнакомец. Один на один. Без надежды на чью-либо помощь. Именно этого и добивался юный убийца.
. . Они приземлились на поляне посреди леса. Убедившись, что в километровой окрестности нет никого, кроме Поттера, преступник не стремился более бежать. Видя, что противник сам настаивает на сражении, аврор спокойно, с достоинством опустился на землю вслед за юношей. Без сомнения, местность была подготовлена к встрече заранее — волшебник чувствовал, что здесь нельзя аппарировать. Мётлы остались по разные стороны поляны, а полицейский и правонарушитель сошлись примерно на её радиус прежде, чем в воздухе пролетело первое слово.
. . — С кем имею честь? — учтиво, но с явной иронией в голосе осведомился Гарри. Действие оборотного зелья уже закончилось, и он вернул свой настоящий облик.
. . — Это так важно? — усмехнулся в ответ незнакомец, скидывая не слишком-то удобную для длительной дуэли мантию-невидимку. — Вообще-то, я не прочь открыть своё лицо, но тогда, боюсь, мне придётся убить вас, Поттер.
. . — А так вы не собираетесь этого делать? — сощурил глаза аврор, сжимая в руках палочку.
. . — Вы же не Пожиратель, — чуть покачал головой убийца, проверяя на остроту метательный нож. — Однако не буду скрывать, я мечтал сразиться с вами — не до смерти, конечно.
. . — И чем я заслужил такое внимание со стороны вашей персоны? — противники всё ещё оценивали друг друга, зная, что на этот раз времени у них достаточно.
. . — Вы кое-что у меня украли. Тёмного Лорда, если быть точным, — охотно пояснил преступник. — Понимаете ли, вогнать ему кинжал между рёбер должен был я. Но, к сожалению, не успел соответствующим образом подготовиться до того момента, как вы отправили ублюдка в преисподнюю. Так что победа над вами… несколько поднимет мою самооценку, — под шарфом наверняка сейчас пряталась озорная улыбка.
. . — Куда уж ей подниматься? — разочарованно заметил Гарри, осторожно приближаясь к преступнику. — Рискуете, когда могли бы скрыться. Не боитесь, что я окажусь сильнее?
. . — А вы не боялись, обмениваясь с Тёмным Лордом заклинаниями? — с хитрецой в голосе парировал юноша. И, улучшив момент, метнул нож. Но Гарри был готов — он даже не стал уклоняться, а просто отбил лезвие заклинанием, после чего попытался поймать противника, сделав землю под его ногами липкой. Тот ожидаемо вовремя скользнул в сторону.
. . Битва была жаркой. Аврор пользовался всеми заклинаниями, которые хоть как-то могли помочь против человека, но преступник находил способ справиться с любым из них. От большинства он просто уклонялся, пользуясь поистине невероятной чувствительностью к магии. В ответ на всяческие попытки ментального удара демонстрировал отличное владение сознанием. Некоторые чары ударного характера отбивал коротким клинком, что ранее висел на спине под прикрытием плаща. Волшебник чувствовал себя так, словно перед ним стоит какой-то ниндзя в самом «супергеройском» понимании, какое только могла выдумать западная культура. Хотя по моральному облику юноша, безусловно, скорее приближался к оригинальным японским шпионам и убийцам.
. . Атаковать преступник тоже пробовал, но Гарри изо всех сил старался не подпустить его на расстояние пары метров. После стычки на крыше и короткого свидания в поместье аврор отлично понимал, что вблизи этот паренёк намного опаснее, нежели издалека. Создавалось впечатление, словно сражающиеся изматывают друг друга: страж порядка надеялся, что противник устанет уклоняться от чар, а тот, в свою очередь — что волшебник не сможет постоянно творить заклинания с должной скоростью, пресекая любые выпады. Ситуация медленно ползла к состоянию, когда исход битвы решит первая ошибка одного из измученных противников.
. . Понимая, что он устаёт, Гарри постарался отступить и передохнуть. Преступник отпустил его — похоже, он сам успел здорово вымотаться и также нуждался в отдыхе. Нет, долго так определённо продолжаться не могло. Волшебник понимал: он нуждается в каком-то козыре, который склонил бы весы в его сторону даже в случае ничьей, ведь пока что бегство негодяя равносильно очередному поражению Гарри как представителя закона. И ради этого… наверное, он был готов даже рискнуть жизнью. Уж слишком многое ждал волшебный мир от Мальчика-Который-Победил-Волдеморта, решившего продолжить охоту на тёмных магов в качестве аврора.
. . Внезапно голову стража порядка посетила идея, как раз и решавшая все его проблемы. Ну, или, по крайней мере, дававшая какую-то надежду узнать-таки личность противника. А там… пусть пробует убить, сколько влезет. Мы ещё посмотрим, кто кого, мистер… как вы сказали, вас зовут? Гарри, стараясь удерживать на лице устало-равнодушное выражение, направил на противника палочку. Тот, естественно, даже не попробовал уйти в сторону, понимая, что приличная дистанция, разделяющая сражающихся, даёт ему все шансы правильно среагировать на любое заклинание. Но аврор и не думал ничего отправлять в сторону противника. Наоборот, он сосредоточился, собрал все оставшиеся силы, и прошептал:
. . Accio шарф!
. . Палочка точно указывала на требуемый предмет. Вследствие этого, чары сработали даже в условиях плохого представления о вызываемой вещи. Не услышав слов заклинания, юный убийца не смог и до последнего момента понять, что же замышляет противник. А когда скрывающий лицо шарф дёрнуло в сторону волшебника, было уже поздно. Рука успела лишь инстинктивно ухватить деталь одежды за кончик и не дать ей сменить собственника. Но ответный удар Гарри всё-таки получил, причём без усилий со стороны неприятеля.
. . — Седрик?! — выдавил из себя аврор, моментально почувствовав, как грудь сдавливают тиски. Действительно, на него смотрел Седрик Диггори. Капитан и Ищейка квиддичной команды Хаффлпаффа. Один из участников Турнира Трёх Волшебников. Тот самый Седрик, который пять лет назад был убит Петтигрю на глазах у самого Гарри.
. . — Жаль… — ядовито произнёс преступник и, собрав в кулак все имеющиеся силы, с места развил такую скорость, что мог состязаться с чемпионом-спринтером. Должно быть, он рассчитывал на замешательство аврора. Тот, однако, успел побороть холод, словно льдом сковавший всё тело от вида человека, который давно должен быть мёртв. Неожиданности, с которыми приходилось сталкиваться в прошлом, успели закалить Гарри, и палочка рассекла воздух в тот момент, когда противник проделал лишь половину пути.
. . Stupefy! — красная вспышка пронеслась над головой Седрика, успевшего нырнуть под неё, и разве что лишила его пары-тройки волосков. Он перекатился, использовав вынужденное замедление, чтобы достать метательный нож, и продолжил наступление.
. . В руке волшебника больно кольнуло. Он чувствовал, что скоро не сможет колдовать с прежней скоростью. И вряд ли будет способен уклониться от острейшего лезвия, пущенного умелой рукой с расстояния нескольких шагов. Нужно совершить нечто неожиданное, нужно в третий раз совершить нечто неожиданное! В голову лезли идеи одна безумнее другой, мысли затеяли игру в чехарду, а противник приближался. Он также не был свеж и бодр, но выносливостью всё-таки превосходил аврора, и сейчас словно чувствовал грядущую победу, не так быстро, но и неумолимо приближаясь к стражу порядка. Об отступлении стараниями Поттера юноша теперь не мог и подумать.
. . Aguamenti! — словно какой-то инстинкт внезапно вызвал в памяти Гарри картину, в которой глупый Дадли играл в водопад с новенькой радиоуправляемой машинкой. Из деревянной палочки в противника хлынул широкий конус водяного потока. А левая рука уже подносила к бьющей струе электрошокер, всё ещё спрятанный в рукаве волшебника…
. . Если бы Гарри изучал физику с химией, то знал бы, что играет в рулетку. Чистая, дистиллированная вода — отличный изолятор. Но маггловские науки в Хогвардсе никогда не преподавались, и то ли удача, то ли магия как таковая оказалась на стороне выпускника школы чародейства. Раствор каких солей и в какой концентрации породило заклинание, осталось неизвестным. Но Седрика ударило током не хуже, чем в поместье Малфоев. И на этот раз быстро прийти в себя ему не помог никакой адреналин — усталость взяла своё.
. . Аврор подошёл к поверженному противнику. Тот лежал на земле, тяжело дыша, и вряд ли мог представлять угрозу. Тем не менее, наложить обездвиживающие чары всё же стоило — для подстраховки. Волшебник в последний раз навёл на преступника палочку — и внезапно сзади сверкнула красная вспышка. Всё тело Гарри пронзил спазм, вызванный мощнейшим ошеломляющим заклинанием, и победитель в дуэли рухнул рядом с побеждённым.
. . — Глупо, Седрик, — констатировал Амос Диггори, подходя к сыну. — Твои детские забавы чуть не стоили нашего общего провала. В следующий раз сделай одолжение — будь разумнее!
. . Гарри, как мог, повернул голову и посмотрел на служащего министерства магии. Равнодушный вид, спокойный голос, бледное лицо, обрамленное прядями седых волос… Нет, этот мистер Диггори никак не напоминал того добродушного человека, какого волшебник знал до гибели Седрика. Хотя… До гибели ли? Тогда кто тот юноша, что кое-как приходит сейчас в себя после неслабого электрошока? Но, по крайней мере, теперь всё становится на свои места — и та виртуозность, с которой убийца управлял метлой, и его осведомлённость о планах министерства, и ненависть к Пожирателям. Как бы ни обстояли дела с сыном, после возрождения Волдеморта Амос Диггори потерял и жену. Гарри слышал, что её, маггла, убили прихвостни Тёмного Лорда по сфабрикованному на скорую руку обвинению в использовании приворотного зелья для женитьбы на волшебнике. Самого «пострадавшего», понятное дело, при этом выслушивать никто не собирался.
. . Пока в разуме скованного заклинанием аврора проносились такие мысли, Седрик встал на ноги, сочувствующе посмотрел на аврора и вопросительно — на отца.
. . — Он знает нашу тайну, — холодно сказал тот. — Прикончи его.
. . Ничего другого, собственно, Гарри от него и не ждал. Чувствовалось, что в Амосе осталось мало человеческого. Чем он жил? Каковы были отношения между ним и Седриком? На последний вопрос вряд ли кто знал ответ, кроме членов семейства Диггори, но по всем признакам ясно читалось, что именно месть теперь занимает первое место в желаниях работника министерства. А поводов для мести Поттеру, выжившего там, где погиб (опять же — погиб ли?) Седрик, с точки зрения этого человека определённо хватало.
. . Юноша нерешительно поднял с земли метательный нож и посмотрел на распростёршееся у его ног тело. Он знал, что проиграл эту битву, и находится сейчас в положении судьи только потому, что Амос подло нанёс удар сзади. Странно, но его, пролившего кровь нескольких Пожирателей, пугал приказ отца. Он знал, почему совершил те убийства. Знал, и готов был повторять их снова и снова. Однако сейчас, глядя на волшебника, с которым он всего лишь хотел провести «дружеский» бой, вдруг почувствовал, что не может вот так просто, без всякой причины убить мага. Он неплохо знал историю Поттера, и при взгляде на аврора в разуме почему-то всплывали картины, казалось, прошлой жизни. Тогда как от созерцания полных страха глаз сподвижников Тёмного Лорда в сердце только добавлялось жажды убийства.
. . — Почему? — неожиданно сам для себя спросил Седрик. Амос растерялся, услышав от сына такой вопрос.
. . — Почему? — повышенным тоном переспросил он. — Потому, что он опасен для нас!
. . — Для тебя, — поправил юноша, с каждым словом становясь всё твёрже и решительнее.
. . — Я твой отец! — резко напомнил ему мистер Диггори так, что, казалось, эта дежурная фраза была у него записанной на магнитофонной ленте, прокручиваемой в первую очередь при неповиновении чада.
. . Седрик снова посмотрел на нож, который всё ещё удерживал в руках, потом на Гарри, постепенно отходящего от заклинания, и на Амоса, чьё бледное лицо начало багроветь.
. . — Нет, — вдруг выпалил он в едином порыве. — Отец никогда бы не превратил сына в машину для осуществления собственной мести.
. . — Собственной?! — вспылил Амос, вскидывая палочку. Седрик столь же быстро отвёл назад руку с ножом, готовясь к молниеносному броску. По всей видимости, этот жест заставил мистера Диггори переоценить ситуацию. Он усилием воли заставил себя успокоиться.
. . — Хорошо, — разочарованно прорычал работник министерства. — Уходи. Я сам сделаю это.
. . И перевёл палочку на Гарри, попутно шипя смертельное проклятие.
. . Молодому человеку было достаточно услышать самое начало заклинания. Его рука сама собой дёрнулась вперёд. А через мгновения из груди Амоса торчала рукоять метательного ножа, окаймляемая тонкой кровавой линией.
. . — Седрик… — прошептал тот, прежде чем рухнуть замертво.
. . — Я не Седрик, — спокойно ответил убийца на этот последний призыв. — А вот ты… ты стал типичным Пожирателем Смерти. А значит, также являешься моим врагом.
. . Гарри вскочил на ноги как только почувствовал, что может сделать это. Перед ним стоял юноша, только что совершивший очередное преступление. В руках он держал палочки обоих волшебников, предусмотрительно подобранные с земли. Аврор замер в нерешительности. Признаться, он совершенно не знал, что может сказать. И ровным счётом ничего не понимал.
. . — Я — не Седрик, — повторил молодой человек, но уже для другого слушателя. — Когда-то я был типичным подростком-магглом… до того, как со своей семьёй попал в автокатастрофу, произошедшую, как потом выяснилось, по вине Пожирателей. Остальные погибли, а я получил повреждения, как выражались врачи, «несовместимые с жизнью». Уж не знаю, может, мне лучше было умереть тогда… — со вздохом проговорил он. — Но меня взяла на попечение миссис Диггори. Она, как вы знаете, была магглом — и потеря сына заставила её вспомнить о своём происхождении. Казалось, и она, и мистер Диггори были одержимы идеей вернуть сына, и верили, что генетические технологии способны помочь им в этом.
. . Гарри с трудом переваривал весь поток информации, что выплёскивал на него преступник. Видимо, тому хотелось выговориться — ну а волшебник неплохо подходил на роль слушателя, благо не против был разобраться что к чему в деле о таинственном убийце.
. . — Мне пересадили стволовые клетки, взятые у Седрика, — продолжил юноша. — Не имею понятия, что делает ваше смертельное проклятие, вот только действует оно скорее на душу, нежели на тело. Разнообразные специалисты давали головы на отсечение, что ничего не выйдет — но вопреки их пророчествам клетки не просто прижились, а начали потихоньку перестраивать мой организм в соответствии с собственным генетическим кодом. Видимо, таковым было действие того, что делает вас способными к магии. Результат вы можете видеть перед собой: внешне мы с Седриком похожи как две капли воды, и всё-таки я не являюсь волшебником на сто процентов.
. . Произнося монолог, молодой человек постепенно отходил к «одолжённой» у Малфоев метле; Гарри неотступно следовал за ним, невольно прикидывая путь, которым можно было бы задержать преступника, но каждый раз натыкаясь на отсутствие палочки в своих руках.
. . — В сущности, миссис Диггори была хорошей женщиной — то время, что я прожил с ней после выздоровления, можно считать вполне счастливым. Конечно, приходилось привыкать откликаться на имя «Седрик», меня скрывали от остального мира — но в целом грех было жаловаться на такое существование. А вот когда миссис Диггори убили, всё окончательно изменилось. Её муж совсем обезумел и начал выращивать из меня орудие мщения. Сначала у меня отняли тело, а затем попытались отнять и душу… Амос играл на моей собственной жажде мести, внушал, что я и никто иной должен убить Тёмного Лорда. Причём… должен признаться, мне это нравилось! Даже после гибели мерзавца, обошедшейся без моего участия, я с упоением постигал всё новые и новые способы оборвать жизнь человека. Мистеру Диггори было плевать, маггловские они или волшебные — лишь бы я смог как можно эффективнее охотиться на людей. Он хотел, чтобы я убил всех Пожирателей, но сейчас мне начинает казаться… Этот человек не смог бы остановиться…
. . Юноша подошёл к метле и дал понять, что откровения окончены. Гарри растерянно посмотрел на него. Волшебник даже не знал, что и чувствовать, и всё-таки долг аврора давал хоть какую-то зацепку для вменяемого ответа…
. . — Прости, но я всё равно должен буду арестовать тебя… — нерешительно произнёс он.
. . — Не думаю, что вам представится случай сделать это, — усмехнулся преступник, и, повертев в руках палочку Гарри, запустил её по высокой дуге на другой конец поляны. — Я пролил достаточно крови, и меня более ничто не связывает с Англией. Прощайте, Поттер. Я больше не стану доставлять неприятности вам и вашему министерству.
. . — Но… как ты будешь жить дальше? — изумился Гарри, представляя себя на месте этого человека и понимая, что не в коем случае не желал бы такой судьбы.
. . — Думаете, я пропаду — с моими-то навыками? — усмехнулся молодой человек и выжал из метлы максимальную скорость, на которую та только была способна.
. . Через два дня на пути к самолёту его провожал приятный женский голос, сообщающий: «Объявляется посадка на рейс Лондон-Париж»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *